ЛЕТО И ОСЕНЬ НИКИТСКОГО КРУГА
В СТАРИЦЕ В 2005 ГОДУ:

очередное информационное сообщение о выездах
Никитского Круга ( РОСС ) в Старицкий район

Перспективы, которые сулил новый, открытый нами в Старице, спелестологический участок, оказались настолько сильны, что следующий выезд в Старицу был предпринят НК уже во второй половине мая. В дальнейшем выезды следовали не реже раза в месяц; последний был проведён 25.10.05. В каждом из них принимало участие не более 10 человек ( исключая первый октябрьский ), и длились они не более четырёх дней. Тем не менее, принесли нам несколько новых спелеооткрытий – ну и, конечно, вполне очевидный душевный прикуп.

Что безусловно омрачило летние выезды НК в Старицу — фантастическое изобилие комаров самых вампирных наклонностей. За 25 лет исследования Старицкого района такого буйства мы не наблюдали.

Тем не менее, как-то выстояли. Хотя и сильно припухли.

ВОРЧАНИЕ:

В декабре 2004 года состоялся “проверочный” выезд в КА-2 Юры Долотова и Славы Байбикова [ Археолог ]. Привязки к Системе, как и точное описание дороги, были даны им специально с той целью, чтобы пресечь трендёж ( особенно со стороны М. Сохина, президента самостийного образования РОСИ ), что “никакой КА-2 в природе не существует, всё это очередные байки Командора”. Иногда люди активно так трендят с одной-единственной целью: чтобы им на халяву продемонстрировали свершённое другими Открытие.

– Пожалуйста: “халява, плииз”.

Привожу их отчёты об этой поездке, выложенные в Интернете.

Справка о выезде в пещеру Ка-2 (Старицкий район, Тверская область) 11-13 декабря 2004 года

Отчет Юрия Долотова:

В выезде участвовали Байбиков В., Степашкин А., Долотов Ю.

Цель выезда – привязка пещеры Ка-2 и уточнение представления о ней.

Мы прибыли к пещере вечером 11 декабря. Вход нашли довольно легко, несмотря на наступившее темное время и расплывчатось [ так это слово написано в оригинале ] ориентиров. Он находится в конце короткого точильного рва в борту оврага.

После небольшой разведки нам удалось найти проход из привходового района и заброситься в основную часть пещеры. Мы встали лагерем в районе юго-западного угла пещеры; этот район можно рекомендовать для подземного лагеря в дальнейшем: относительно недалеко от входа, сухо, кое-где ровный пол.

Утром 12 декабря мы вышли на осмотр пещеры. Мы практически обошли ее по периметру; в труднопроходимые узости не совались, поэтому, конечно, могли пропустить сбойку. Однако поскольку периметр пещеры контролируется забоями, мы достаточно уверенно проследили границы системы разработки.

Оценка размеров пещеры затруднена из-за высокой переваленности ходов. По нашему мнению, размеры подпрямоугольной системы примерно 200х300 м. Она вытянута вдоль оврага, с востока на запад. В северо-восточном углу находится сильно переработанный обвалами привходовой район. По сообщению С. Гусакова, он соединяется с основной частью пещеры единственным проходом. Основная часть сетки ходов также сильно преобразована обрушениями. Направления ходов примерно ориентированы по сторонам света, поэтому ориентироваться в пещере довольно просто. С запада и юга (в юго-западном квадранте) система ограничена сплошной линией забоев, на юге (в юго-восточном квадранте) забои наблюдаются в конце откатных штреков. С запада граница представлена полосой обвалов (?).

В целом длину пещеры можно предварительно оценить в 6 км.

В одном из штреков юго-восточной части найдена дата «1909». Следов современного посещения пещеры людьми не обнаружено, за исключением маркеров (стрелок и топориков) и многочисленных процарапанных надписей типа «Чемодан», «Грыбочек» и т.п. в западной части пещеры. В восточной части никаких следов предшествующего посещения мы не заметили.

Выбросились из пещеры утром 13 декабря.

Долотов Ю. 16.12.2004

Отчет Вячеслава Байбикова:

5 мая 2004 года экспедиция Никитского Круга (С. Сом, Прохор, СТА, Длинный Кира, Олесь, Олич, Кирин, Алёна) вскрыла вход в каменоломню, названную КА-2. По утверждению С. Гусакова (С. Сом) ранее эта система никем из спелестологов не посещалась, по крайней мере, в течение длительного времени.

11-13 декабря 2004 года была предпринята новая экспедиция с целью обследования данной каменоломни. В состав экспедиции входила группа из трех человек: Байбикова В. Ю., Долотова Ю. А. (РОСИ), Степашкина А. (группа «Летучая мышь»).

В ходе проведенных работ было выяснено следующее. Вход в каменоломню КА-2 находится на склоне большого оврага впадающего в Волгу. Используя карту местности с привязкой на ней системы и компас, мы обошли каменоломню по периметру. Сама система ориентирована с запада-северо-запада на восток-юго-восток и тянется вдоль оврага вглубь массива. Это отличает ее от большинства других каменоломен Старицкого района, которые обычно вытянуты вдоль Волги. Приблизительная протяженность системы – 6-7 км. Правда, полностью нельзя исключать того, что при обходе пещеры мы могли пропустить проход, ведущий вдоль Волги в отдельную систему, т. к. некоторые участки каменоломни сильно обрушены и их приходилось обходить стороной.

Выработка внутри представляет собой нечто среднее между сеткой в Никитских пещерах и каменоломнями Базовая и Угловая на Щаповой горе. Есть деревянный крепеж как от пола до потолка штрека, так и от полочек в стенах до потолка, сделанный из мелколиственных пород дерева (березы и осины). Среди крепей, идущих от полочек в середине стены до потолка, попадаются специально подобранные изогнутые дугой. В некоторых штреках встречались полусгнившие короткие фрагменты бревен, идущие друг за другом на определенном расстоянии перпендикулярно штреку и скорее всего являющиеся шпалами, к которым крепились рельсы, до настоящего момента не сохранившиеся. Много обвалов, часто попадаются глиняные «конусы». По характеру выработки, можно сказать, что, вероятнее всего каменоломня относится к концу XIX – началу XX вв. Обнаружена старая надпись на стене – «1909».

Каменоломня КА-2 залегает довольно глубоко и, несмотря на то, что над ней находится лес, корни деревьев практически не доходят до штреков.

Животный мир каменоломни по сравнению с Дохлобарсучьей и многими другими системами Старицкого района довольно бедный. Нам попалось всего несколько летучих мышей и один живой жук. Возможно, это объясняется тем, что каменоломня была вскрыта только весной, и летучие мыши ее еще не успели освоить. На поверхности, у входа на снегу были обнаружены лисьи следы, ведущие в пещеру (под деревом, рядом с входом лежали старые ржавые капканы).

Байбиков В. Ю.

— Эти забавные “отчёты” можно было оставить без комментариев ( ну не показала себя Система ребятам, прибывшим халявным наскоком — и всё тут: даже колонии летучих мышей куда-то попрятались ),– кабы не одно следствие.

Халява – вещь жестоко наказуемая. Если ты кому-то на халяву даришь своё открытие ( заработанные тобой деньги, написанную картину, песню, книгу ) — как минимум, тебя перестают уважать. И твой труд тоже. Ибо то, что нам достаётся на халяву, уважения не вызывает.

В июне 2005 года Ю. Долотов, презрев все данные клятвы о том, что местоположение КА-2 должно храниться в супертайне, привёл в открытую НЕ ИМ Систему ( вход в которую был показан ему “исключительно из жалости” и из некоторого, всё-таки, уважения к его спелестологической выслуге ) банду из одесского клуба “Поиск”. В печальную эпоху семидесятых/восьмидесятых это официальное спелеообразование прославилось сотрудничеством с властью примерно такого же характера, как московский “спасотряд” под руководством В. Мальцева. То есть у наших одесских коллег-спелестологов слово “Поиск” до сих пор ( по комментариям Мэри Рыженко ) вызывает сильную изжогу.

Конечно, в “Поиске” есть нормальные люди. И вполне достойные спелестологи. По крайней мере общение на Старицкой спелестологической конференции, что мы организовали в 1997 году, с приехавшими к нам из Одессы участниками “Поиска” оставило в памяти исключительно добрые чувства.

НО ТО, ЧТО ОНИ ОСТАВИЛИ В ОТКРЫТОЙ НАМИ КА-2…

: Несколько выездов в Старицу летом 2005 года мы были вынуждены заниматься не топосъёмкой Системы, а собиранием и выносом на поверхность оставленного ими реального мусора – фольги от сигарет и множества топосъёмочных пикетов. Вдобавок ко всему не без оторопи обнаружили: некоторые наши названия гротов, данные по праву первооткрывателей, были старательно соскоблены со стен. Почему?.. “Загадка на грани фола”.

Портал входа в пещеру украшала грандиозно выполненная надпись “ПОИСК”.

Будто так должна называться эта Система.

Мы записку о своём открытии пещеры разместили на полочке в стене привходового грота, поместив её в герметичную прозрачную ампулу. Никаких “настенных надписей” об этом творить не стали.

От участия в спелеоконференции на слёте памяти Виктора Шагала Юра Долотов уклонился – теперь ясно, по каким причинам.

— и как он дальше планирует строить свои отношения с Никитским Кругом?

: ладно, ворчание окончено. Поговорим о том, что нам удалось сделать в КА-2 за лето 2005 года ( помимо сбора и выноса оставленного “Поиском” мусора — между прочим, реального мусора, а не с любовью размещённых в выгодных местах “предметов антропогенного происхождения”, что несли функцию прикольно-кодирующего Систему нашего соотношения с Ней ).

– Проведённые летом 2005 года исследования КА-2 позволили, наконец, понять её топологию и оценить методики и время разработки отдельных её участков.

В качестве обоснования наших выводов привожу фрагмент условной схемы примерно 1/6 части Системы – безусловно, на настоящий момент пока наиболее изученной нами части КА-2,–

: без слёз невозможно сравнить эту “изученность” с реальной – и тем не менее, постоянно подкидывающей новые и новые сюрпризы-открытия! – изученностью Никит. Или той же старицкой Лисьей. Подмосковных Сьян, Киселей, Курьей. Или, для иного спелестолога, Бяк.

– Об “освоенности” и говорить нечего. Ибо пока в пещере не провёл как минимум сутки без выхода на поверхность ни один спелестолог ( не контрольно-проверочное рыло, оказавшееся в этой пещере “по зову службы” – но истинный спелестолог, пришедший по зову сердца ) — данное слово и пещера не совместимы по определению. Какими бы граффити мы ни маркировали/расписывали стены, какими бы лазерными дальномерами ни мерили длину её штреков или объёмы залов,–

Пока в Системе не оборудовано ни одного действительно стояночного грота – грота, согретого трудом и теплом пребывавших в нём,–

Пока о пещере не написано, не сложено ни одной песни – о какой пещере, господа, мы собственно говорим?..

: Лишь Творческий Акт умножает-фиксирует сущности этого мира. А до того всё, что мы видим и/или воспринимаем — не более, чем солипсизм. Один из вариантов кажущейся реальности.

КОММЕНТАРИЙ К ФРАГМЕНТУ УСЛОВНОЙ СХЕМЫ КА-2:

Изображённое пространство ( после деяния Ю. Долотова речи не может быть о том, чтобы мы предъявили миру нашу лазерную съёмку ) зримо разделяется на две системы: Северную Овражную и Западную Береговую. Это данные нами названия, и попрошу уважать волю первооткрывателей.

Левее Западной Береговой системы находится Овражно-западная система; ниже неё – Система Мысовая ( на схеме не отображены по очевидным соображением ); ниже западной Береговой находится обширная Западная Колонная система ( аналогичный комментарий ). Правее Западной Береговой расположена Западная Древняя, за ней – система Тальвега, которая пока состоит из двух откатных штреков с их лучами-отвилками, пройденных нами в зоне очень сильных взрывных обрушений, и ограничившей наше движение на юг Линии Тальвега. Характерный наклон опущенных чемоданов в системе Тальвега и их размеры таковы, что можно с уверенностью сказать: эту часть пещеры отчего-то взрывали особенно тщательно, то есть примерно также, как знаменитую Молоковскую: шпуры для зарядов сверлились в потолке штрека с шагом в 5 метров под углом в 30° вглубь пласта, и подрывались последовательно, от дальнего относительно входа, к ближнему. Меж этими системами и берегом Волги лежат системы Береговой Хаос ( тоже хорошо взорвано ) и Южный Колонник.

Судя по наличию провалов и точильных ходов в левом борту оврага, за Северной Овражной системой находится Восточная Овражная. На данной схеме она лежит к востоку от Параллельного штрека Северной Овражной системы; из-за недостатка времени мы пока не дошли в ней до юго-восточной и восточной границ выработки, представленной монолитом краевых забоев ( на схеме чёрная толстая линия ) — пройдено, но не откартографировано лишь два откатных штрека с их основными лучами-отвилками,– при этом легко разбираемые и проходимые шкурники с накатанными лисьими тропками уходят дальше на восток. Точильники в левом борту оврага присутствуют ещё на расстоянии 150 ÷ 200 метров — если Восточно-овражная система сохранилась хотя бы наполовину, то размеры её будут не меньше, чем у Северо-овражной.

Суммарная длина ходов каждой из названных систем оценивается нами в 4,5 ÷ 6,5 км. Эту оценку косвенно подтверждают Долотов и Байбиков, которые осмотрели около 2/3 Северной Овражной системы и пару северо-западных штреков Восточной Овражной системы и оценили длину увиденного в 6 ÷ 7 км.

Умножьте эту цифру на 10 – получите приблизительный размер “условно освоенной” нами на осень 2005 года части КА-2. Соотношение пройденной части КА-2 с поверхностью позволяет утверждать, что общая длина Системы – если удастся преодолеть Линию Тальвега – будет в 3 раза больше.

При этом – если глубина наблюдаемых на поверхности точильников отражает глубину залегания вырабатываемого пласта – в районе Линии Тальвега следует ожидать двукратное ступенчатое понижение ходов на 1,5 ÷ 2,5 метра. А. Парфёнов полагает, что данное понижение пласта отражает Молоковскую геологическую депрессию. Поскольку понижение самого пласта относительно плавное — достаточно много шансов, что ходы каменоломни так же плавно следуют за пластом, как мы можем это увидеть в Бяках. Если понижение пластов ступенеобразное ( геологический сброс ) и сопровождается вертикальными трещинами-разрывами пласта, то существование единой Системы в этом массиве проблематично. В этом случае предельная суммарная длина ходов КА-2 ограничится не более, чем 80 км. Но не меньшей длины Систему можно будет вскрыть в южной части массива.

Судя по обнаруженным на стенах датам, разработка каменоломни, названной нами КА-2, началась после отмены крепостного права в 1864 году, силами независимо работающих крестьянских семей. Эти, плохо сохранившиеся береговые выработки, обнаружены нами вдоль борта долины Волги. Углублялись они в монолит не далее, чем на 50 метров. В последнем десятилетии XIX века добычу вела промышленная артель ( о ней я писал в своих трудах “Катакомбный Мэйнстрим” и “Теоретическая Спелестология” ); методы проходки применялись те же самые, что в Сьянах: колонная выработка “средней” части Системы ( 50 ÷ 150 м от склона, но выработка штреко-ортовая, перпендикулярного заложения ходов — как в старицкой Системе Капкан ) и дальнейшая штреко-лучевая. Как в Третьей системе Сьянов. Эта выработка углубляется в массив на расстояние приблизительно 250 ÷ 300 метров. Вывоз материала был рельсовый – деревянные, окантованные жестью рельсы, крепились на поперечных деревянных шпалах; размер колеи был около 0,5 м. Анализ настенных граффити позволяет утверждать, что по крайней мере часть мастеров была высокограмотна – большинство надписей выполнено каллиграфическим почерком, некоторые из них весьма пространны. [ Одна гласит примерно следующее: «Работу продолжать не могу, повредил ногу, ухожу, инструмент оставляю.» ] Один из настенных рисунков отмечает место чьей-то гибели; есть штриховые коды, отмечающие подсчёт добытого камня разных размеров.

Найдены древняя керамика, каменное ( песчаное ) точило, остатки стеклянных бутылок и металлического инструмента; также фрагменты деревянного ящика ( возможно, борт развалившейся вагонетки или тачки ).

В начале ХХ века дальнейшее углубление в массив со стороны Волги сочли нерентабельным и разработку начали из оврага ( тамошние даты относятся к первым десятилетиям ХХ века ),– проходку вели исключительно штреко-лучевым способом.

Сходство всех типов систем КА-2 с аналогичными типами систем Сьянов ( в Сьянах система Мечты представляет собой самый древний, кустарный способ добычи камня; Овражно-западная и Мысовая системы КА-2 соответствуют камерно-столбовой выработке Пятой системы Сьянов ) позволяет говорить не просто об аналогии разработок — но о стандартной практике.

При этом если КА-2 по типу полости относится к сьяновской группе, то Капкан – к никитской группе ( разработки, полностью аналогичные мартьяновским разработкам Никит: ЖБК и Мартингалу ). Известно, что Капкан начал разрабатываться после прекращения добычи камня в Никитах — косвенно это подтверждает идею о том, что часть никитских мастеров в 1914 году подалась на промысел в Старицу и организовала там вторую артель.

— Что приятно радует каждого никитянина при посещении КА-2: несмотря на отнесение этой каменоломни к типу Сьянов, она, тем не менее, весьма разнообразна и приятна для исследования — ибо “высокая переваленность ходов” [ согласно диагнозу Ю. Долотова ], то есть почти 80-процентная обваленность штреков [ завалы эти не всегда смыкаются с потолком; если и смыкаются – обходятся по соседним отвилкам ] делает ландшафт Системы ‘более, чем разнообразным’ и весьма приближает его к Никитам. Пока наибольший перепад высот, зафиксированный лазерной съёмкой в КА-2 — 7,5 м. Максимальная измеренная площадь колонника – 100 Х 100 м. Максимальный объём зала, свободного от бута [ из измеренных на осень 2005 г ] приблизительно таков: 3,5 м ( высота ) Х 6,5 м Х 19 м ( усреднённая площадь, в реальности силуэт площади этого зала напоминает три полусферы, прилепленные к кругу, у которого бутовым изгибом “выедена” часть противоположной выступам окружности — то есть точный подсчёт этой площади требует некоторого математического воображения ). Размеры наибольшего измеренного упавшего “чемодана” – 1,35 Х 2,85 Х 3,5 м.

Все откатные штреки в зоне подхода к береговому и/или овражному склонам сильно обвалены; длина завалов в некоторых из них достигает 20 – 15 метров. Иной раз ближе к поверхности можно подползти, раскапывая щель в боковом проходе меж бутом и не севшим потолком.

: Вызывает удивление, что из всех осмотренных нами откатных штреков КА-2 лишь один не нёс сильных взрывных обрушений – и именно его я начал вскрывать, презрев более располагающие ( внешне, при взгляде с поверхности ) точильные рвы. Вскрытие которых — как мы знаем теперь – могло растянуться на необозримый срок.

В Системе по-прежнему не найдено никаких следов былого присутствия спелестологов – что ставит под сомнение утверждение М. Сохина, что, якобы, Сэм [ Макаренков Саша, с которым многие никитяне, в том числе и я, состояли в весьма дружеских отношениях ] в восьмидесятых годах посетил, вслед за В. Мальцевым, эту пещеру и назвал её “III Римской”. В частной беседе В. Мальцев подтвердил, что видел в восьмидесятых годах некие входы и лисьи норы с тягой воздуха в этом массиве. Но внутрь не заходил. Петя-Крот сообщил примерно то же самое – только датированное десятилетием раньше. Однако по утверждению М. Сохина ( это утверждение передал мне А. Парфёнов ), в архиве у него хранится карта некой каменоломни в 5 км длиной, вскрытой и откартографированной В. Мальцевым и А. Вятчиным в том самом месте, где мы обнаружили КА-2. Правда, говорить это М. Сохин стал после того, как Ю. Долотов подтвердил реальное существование КА-2. До того мнение Миши было: пещеры в этом месте нет, если и есть – то длина её незначительна. А все утверждения никитян и совершённом открытии – блеф.

: Теперь блеф – наше первопрохождение.

— Очень хочется увидеть “ту самую карту”. И сравнить её с нашей лазерной съёмкой.

Ибо пара пещер, о существовании которых в этом районе мы узнали от М. Сохина, уже не только “перекочевали” в соседние спелестологические участки — но даже “перепрыгнули” при этом Волгу.

Жалко, самого Сэма о его хождении в КА-2 не спросить: он трагически погиб в конце девяностых годов. А до того, хоть мы общались с ним часто и плотно, и вместе исследовали Старицу, о своих открытиях “пятикилометровых Систем” на данном участке почему-то не распространялся. О многих других дырах с удовольствием рассказывал и показывал сделанные им и Козликом их топосъёмки ( потом они обнаружились в архиве М. Сохина, только на них были надписи, что топосъёмки эти выполнены А. Вятчиным ),– а вот о “ III Римской” не говорил ни слова.

Конечно: после смерти человека можно вешать на его имя всё, что удобно.

БОЛЬШОЙ ОСЕННИЙ ВЫЕЗД:

Уже много лет мой день рожденья служит общим никитским осенним праздником. Как правило, он отмечается в никитском лесу над любимой нашей пещерой, и служит финалом, закрывающим “наземный сезон”.

Несколько раз, когда мы активно исследовали район Щаповой горы, он отмечался “выездным образом” в Системе Лисья ( открытой нами в мае 1985 года ).

В этом году мы вновь решили сделать его “выездным” — ибо старицкие открытия буквально требовали отметить завершение сезона самым достойным образом.

А потому около 20 человек на пяти машинах устремились в ночь с 6 на 7 октября ( после традиционного домашнего концерта у меня дома, в этом году это было выступление Лёши Воронина ) в Старицу.

Во многом этот выезд походил на майский – музыкально-театральным оформлением, кулинарными изысками и прочим – но оказался более праздничным. Природа старицкого района будто говорила нам “спасибо” за то, что мы не оставили её на лето – упорно приезжали вновь и вновь, хотя биологическое оружие массового поражения ( комары ) доводили до полного исступления.

Для начала по въезду в Старицкий район я подобрал на дороге хорошо упитанную зайчиху – она попала в световой конус ехавших навстречу нам “жигулей” ( я ясно увидел, как вильнул свет фар этой машины на ровной дороге ), и потому притормозил, приближаясь к этому месту. К моему удивлению, зайчиха умерла не сбитая ударом машины ( как можно было подумать ), а от разрыва сердца. И такое бывает. Находка, чья смерть произошла практически у нас на глазах, существенно разнообразила наш выездной стол.

Около 10 кг свежайшей волжской рыбы мы купили у рыбачивших против нашего лагеря рыбаков. Почему местные рыбаки вылавливают её килограммами, а добычу наших можно складировать в спичечные коробки, никто в НК не понимает. Но факт остаётся фактом.

Никаких новых дыр не копали, как и презрев очевидный интерес, так и не вошли в почти раскрытые Конец Светы, Систему Олеся и Соседку; также не продолжили лазерную съёмку КА-2. Ибо выезд был праздничным.

Зато вовсю фотосъёмили КА-2, Белую и Страну Чудес Без Тормозов.

Что, конечно, было не менее важно, чем копательно-топографические геройства.

– Собственно, даже если б мы только сидели у старицкого костерка и пили, ели, обменивались приколами да внимали прекрасной хай-файной квадрафонии ( я как раз к этому выезду оснастил свой “уазик” соответствующей ‘полноприводной’ музыкальной системой JVC, рассчитанной на эксплуатацию в джипах ) — никто не посчитал бы выезд “нерезультативным”. Ибо, как уже писал в этих своих заметках, в Никитском Кругу не полагают топосъёмочно-копательные свершения за главную цель спелестологического интереса к миру.

Главное — духовный прикуп от нашего общения с Подземлёй.

Вершится оно за весёлым костром на поляне перед ( над ) входом в Систему, за праздничным столом в гроте, открытием нового грота или штрека, одиночным подземным пребыванием или какой наукообразной подземной деятельностью — дело десятое.

После этого праздничного выезда мы навестили КА-2 лишь один раз – 25 октября – приехав в Старицу впятером на моём “уазике” ( я, Дима Ушаков, Люба, Олич и Натка ), чтобы подготовить намеченное на ноябрьские иды недельное подземное пребывание в КА-2 — но от идеи подземного вживания в эту Систему пришлось отказаться: хоть мы, наконец, выбрали удобный для Пребывания грот [ Лучина ] и расчистили к нему от входа “транспортную магистраль”, ни одна из остающихся на зимовку в ближайшей деревне семей не согласилась ни за какие деньги приютить на неделю наши машины. Оставлять же их на неделю в лесу без присмотра нам показалось столь же нелогичным, как и устраивать два лагеря: один под землёй, второй на поверхности. “В охранных целях”.

Но что КА-2 для реального своего освоения требует, как минимум, недельного непрерывного подземного пребывания — яснее ясного.

Ибо одна только дорога от Линии Тальвега до выхода из пещеры — налегке, без тяжёлых трансов! — занимает несколько часов.

: Увы — таковы оказались действительные размеры вскрытого нами.

Возможно, Пребывание удастся реализовать на майском выезде 2006 года.

По крайней мере, есть такая задумка.

С. Сом, январь 2006 г.