1


Сергей Сом, 2007



СПЕЛЕАСТРОНОМИЯ И

СПЕЛЕОКОСМОНАВТИКА



: С давних пор Человека манит Неведомое.

Проникая в заоблачные выси – покоряя вершины гор, поднимаясь на аэростатах в стратосферу, устремляя космические корабли к звёздам,– иль погружаясь в глубины мирового океана, в глубины осмысления своего бытия и места во Вселенной, человек удовлетворяет жадный Инстинкт Познания. Инстинкт расширения своего кругозора — один из немногих, отличающих его от животных.

“Нижний уровень” этого инстинкта – любопытство. В принципе, свойственно и животным. Ибо особь, не наделённая инстинктом познания, является лишь питательной протоплазмой для участия в биологической цепочке обмена веществ. Любая более-менее активная форма жизни включает этот инстинкт. Неизбежно:

Без Познания Мира нет развития; нет свободного существования в нём. Играет, познавая мир, котёнок. Играют щенки. В свободное от сна время и волк, и олень в лесу изучают/осматривают свою территорию,– приглядываясь к соседним. Как минимум – на уровне: что бы такое там можно съесть. Нет-ли оттуда опасности.

: Это оберегает жизнь.

Любознательность, в отличие от любопытства, свойственна Человеку. Это уже – иной раз – наперекор и чувству голода, и инстинкту самосохранения. Но гибнет расширяющая видовой кругозор особь — выживает вид.

Любознательность – от простого вопроса: что там, за углом, за линией горизонта? – неуклонно движет человеком на всём пути его существования; дарит открытия и свершения, радость побед и горечь разочарований…

: Мы научились заглядывать в необозримые дали Вселенной и глубины Времени, видеть Мир во всём диапазоне электромагнитных волн,– получать информацию из самого глубокого, безвозвратно ушедшего Прошлого – от первых миллисекунд существования Мира. Покорили высочайшие вершины Земли и оставили свои следы на поверхности её космического спутника,–

Но то, что в буквальном смысле этого слова скрыто у нас под ногами, под покровом земной поверхности – во тьме пещер – по-прежнему является Тайной Тайн. И манит своих первопроходцев и исследователей.

: Последние “белые пятна” нашей Планеты, скрытые во мраке подземного космоса.

И по-прежнему главной загадкой остаётся сам Человек: ещё не познанные закономерности его мышления, физиологии его организма…


* * *


— На стыке этих направлений в начале шестидесятых годов под патронажем Американского Агентства по Космическим Исследованиям [ NASA ] на Западе родилась спелеонавтика:

: Наука и нет одновременно. Удивительный и необычный, доступный лишь единицам из всего человечества, досуг — кропотливый, на грани физических, психических, интеллектуальных и эмоциональных возможностей, труд. Каторжный и радостный одновременно.

– Испытывает-ли радость от путешествия в космос астронавт?

– А акванавт от скольжения меж водяных струй Голубой Бездны?..

: Мне лично трудно представить себе подводника, что соглашается на погружение лишь из каких-то материальных “соображений”. Космонавта — тем более.

Значит, некие радость и кайф от этих занятий безусловно являются стимулом. Точно таким, какой влечёт спелеолога в пещеру. Всё остальное – производная, доступная пониманию обывателя. Потому и говорят о ней чаще и громче, чем о том, что лежит в основе.

– Можно-ли назвать науками акванавтику и астронавтику?

: Как область знания “человек – принципиально чуждая ему среда обитания” наверное, можно.

Спелеонавтика — не просто ровесница и сестра акванавтики и астронавтики.

Основной заказчик исследований – НАСА.

Главный объект изучения спелеонавтики: Человек.

Место изучения – пещеры.

Казалось бы, достаточно редкое и кратковременное сочетание… Откуда же такой симбиоз,– да ещё со столь далёким от Подземли “космическим заказчиком”?

— Чтобы понять это, попробуем на чувственном уровне вернуться к условиям, в которых человек находится под землёй.

..: как неоднократно говорилось, важнейшие факторы, определяющие поведение человека под землёй – ТЕМНОТА и её младшая сестрица ТИШИНА. Фактор не менее значащий — ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ИЗОЛИРОВАННОСТЬ ОТ ВНЕШНЕГО МИРА. С сопутствующей информационной, электромагнитной и прочей изоляцией от условий ( и условностей ), в которых мы пребываем на поверхности Земли с момента нашего рождения. В которых – генетически – пребывали всю историю рода Homo Sapiens,– и историю существования жизни на Земле.

: Уже одно это отличает спелеологию и спелестологию как от прочих возможных видов туризма и спорта ( и иного человеческого досуга ), так и от иных видов научной деятельности. За исключением, быть может, астронавтики. И в чуть меньшей степени – акванавтики.

Тем не менее, человек по роду своей наземной деятельности время от времени попадает в условия, близкие к подземным. Позже я вернусь к ним,– точнее, они сами неизбежно вытянутся из дальнейшего моего монолога. Пока же представим себе подземные условия с их чувственной стороны – и как на них отзываются наши физиология и психология.

: Как уже говорилось, подземные темнота и тишина – абсолютны. В каком бы месте на поверхности Земли ни находился человек ( зимой или летом, в закрытом или открытом пространстве ), ритм его жизни с рождения жёстко задан колебаниями светлого и тёмного времени суток; если говорить о развитии всей жизни на Земле — на генетическом уровне эта привязанность должна быть всеобъемлющей. И определяющей всю нашу физиологию и психологию.

По крайней мере, такой вывод должно сделать, руководствуясь логикой. И внешне он вроде бы подтверждается:

: даже в закрытом помещении человек днём стремится ярко осветить своё рабочее место, свой дом; вечером инстинктивно уменьшает освещение,– ложась спать, гасит свет.

Измеренные в наземных лабораториях ритмы активности нашей перистальтики, вегетативной, эндокринной и иммунной систем тоже “вроде бы” демонстрируют циркадную ( суточную ) зависимость.

Об этой зависимости написано много интересных работ самыми разными специалистами – от физиков, химиков, биологов до медиков и физиологов,– в наземных лабораторных условиях прослежено соответствие уровня мелатонина в крови и освещённости, или времени суток — но чёткий ответ на причины и следствия этих колебаний в наземных лабораториях получить, по-видимому, невозможно. Ибо для этого нужно, во-первых, разорвать или блокировать все взаимодействия и связи, что могут являться сопутствующими или принадлежать исключительно внешним влияниям ( таким, как циркадный ритм солнечной радиации ) – и все эксперименты, до сих пор осуществлявшиеся на поверхности, сдублировать под землёй при “более, чем длительном Пребывании”. Во время которого и можно будет выяснить: какие из циркадных ритмов человеческого организма “наведённые”, а какие – внутренние. Подробнее смотрите на эту тему статью Росса Эйди «Cell membranes, Electromagnetic Fields and Intercellular Communication» [ “New Scientist”, 1987 ] — о связи циркадных ритмов шишковидной железы, генерирующей гормон мелатонин, и изменений внешнего магнитного поля; многие исследователи [ «Principles of Psychology», Price, Glicksrein, Horton and Baily ] выявили зависимость между вращением солнечного магнитного поля ( абсолютный период обращения экваториального пояса – 26 дней; для земного наблюдателя, в результате суперпозиции с вращением Земли – 28 дней ), работой миндалины ( ответственна за наше эмоциональное состояние ) и так называемым “эмоциональным биоритмом”, а также женскими регулами. Чётко обозначенная в этих работах и в книге Мориса Котрелла [ «The Tutankhamun Prophecies», Maurice Cotterell, 1999 ] корректировка женского менструального цикла и вариаций солнечного излучения подтвердилась при длительных спелеонавтических пребываниях женщин; дабы не загромождать комментарий, список других интересных работ по этой теме я дам несколько позже. Тем не менее, на вопрос о причинах наших внутренних биоритмов ответа по-прежнему не получено.

: Под землёй смены времени суток нет. Нет вообще никаких ориентиров во времени ( включая, как уже говорилось, эниологическую изоляцию от “текущего мовемента Поверхности” ),– единственный “источник времени” – часы, взятые с собой. Что в условиях Подземли быстро превращаются в разновидность метронома. Тикающего лишь ради себя самого нечто, с окружающим миром никак не связанное. Но в самом человеческом организме протекает множество достаточно ритмических процессов,– также имеется некое “внутреннее время”, что, по сути, является функцией реального времени и нашей психологической занятости. Причём для многих людей это “внутреннее время” более важно, чем то, которое показывают стрелочки или цифирьки часов. Что же до света – “рабочее место” вне зависимости от времени суток освещается тем светом, что у тебя есть; колебания его яркости никак не зависят от “поверхностного времени суток” и служить хронометрическими привязками не могут “по определению”. Условный отсчёт времени, что теоретически может практиковаться в отсутствии или при поломке часов – по, скажем, горению свечи, подсаживанию аккумулятора или батареек,– или по заполнению банки падающими с потолка каплями — более, чем условен. Даже стандартная свеча имеет значительные девиации времени горения; разряд аккумуляторных банок и батареек ( с тем более не гарантированной “стандартной ёмкостью” ) зависит от того, как часто ты их пользуешь. Что остаётся: метроном каплепада?.. Так ведь метроном, не более. И от капризных токов воды зависит – однозначно.1

– Более зримых темпоральных процессов под землёй нет. < За исключением роста кристаллических и натёчных образований, в спилах которых ясно читаются годовые кольца, подобные древесным,– но оставим хронометрические привязки такого рода мафусаилам. >

В силу чего появляются значительные флуктуации длины субъективных суток, наблюдаемые у человека, работающего под землёй: как правило, все они направлены в сторону увеличения – то есть субъективное восприятия течения времени под землёй замедляется; иногда в два, три раза. Это очень важный факт, и говорит он в первую очередь о том, что “внутренние биологические часы” человека не имеют никакой биоритмической “привязки” к диктуемым нам вращением Земли двадцатичетырёхчасовым суткам.2 Проявляться этот эффект может везде, где человек силою обстоятельств оказывается оторванным от привычного ему синхронизирующего чередования светлого и тёмного времени суток: в подводных лодках, космических кораблях, при длительной работе за полярным кругом, в подземных бункерах центров обороны и связи…

Вспомните так же о том, что люди по природе своей делятся на “сов” и “жаворонков”: одним оптимальны сутки, превышающие земные – другим земные слишком велики.

“Хороши и удобны” они, похоже, лишь животным и птицам. Так что же тогда – Человек? Откуда мы взялись, что с земными ритмами не имеем ничего общего???

: Мне кажется, только для того, чтобы установить это, есть смысл заниматься спелеонавтикой. Ибо “совсем без ритмов” живого не бывает,– все наши внутренние процессы так или иначе ритмичны ( именно тем они отличаются от примитивных химических реакций, свойственных неживой природе ),– даже на субклеточном уровне нет ни одной биохимической реакции, протекающей “равномерно/прямолинейно”. Только ритмически, только пульсациями.

Так что “внутренние часы” у нашего организма есть. Но вопрос: на какие периоды они настроены, почему не прослеживается корреляция с космическими ритмами Земли — а если отслеживается оная в медицинских лабораториях на поверхности, почему под землёй мгновенно “сходит на нет” и не фиксируется никакими тестами и приборами?..3

: У животных и птиц под землёй такая корреляция сохраняется. У человека – нет. У человека начинают проявляться его подлинные ритмы, на поверхности искажённые принудительной обязаловкой двадцатичетырёхчасовых суток. То есть, конечно, они не могут не проявляться наверху, ибо существуют и “отмене не подлежат” – для этого надо переделать природу человека,– вопрос заключается в сложнейшей суперпозиции наших подлинных внутренних ритмов — и того “фона”, что накладывает поверхность.

: НИКОГДА, НИ В ОДНОЙ НАЗЕМНОЙ ЛАБОРАТОРИИ, ЭТИ ПОДЛИННЫЕ РИТМЫ НЕ РАСПОЗНАТЬ.

ТОЛЬКО – ПОД ЗЕМЛЁЙ.

В условиях длительного, пусть и не вполне изолированного, Пребывания.

— Там, где человек будет “вырван” из привычного временного контекста наземной жизни, эти ритмы окажутся важнейшими. И определяющими его психологию и физиологию “на 100 %”; попытки их загнать в клетку отсутствующего двадцатичетырёхчасового стандарта могут кончиться весьма плачевно.

Как у кур в эксперименте Милутина Велковича, что принудительно были загнанны в противоречащие их физиологии иные ритмы существования.

… Абсолютная тишина пещер – не менее важный фактор. Как на космическом корабле или в батискафе во время погружения, в пещере отсутствуют все так называемые “дальние звуки” – что фоновые ( шум ветра, дождя, листвы деревьев, улицы ), что пиковые ( голоса людей, птиц, плеск волн, апериодические техногенные шумы ): под землёй их просто-напросто нет. Но этот “дальний шум” оказывает на человека огромное влияние – как на воспринимаемом уровне, так и подсознательно, за его пределом. Влияние это действует регулирующе на порог нашего акустического восприятия, но в большей степени ( особенно в современном городе ) – угнетающе и раздражающе. Наряду с повышением порога слуховой чувствительности4 у человека происходит постоянная дестабилизация психики излишне сильными дальними пиковыми шумами < даже если вам лично кажется, что это не так,– то есть подобные шумы вас “персонально не задевают” — не спешите гордиться своей психической устойчивостью: Н. Островского тоже “не задевало” купание в ледяной воде в возрасте 20 революционных лет; как известно, описанное им закаливание стали окончилось на больничной койке,– всё учитывается, складируется и суммируется нашим организмом – “хочешь ты того или нет” >. Особенную опасность в этом раздражении представляют инфранизкие частоты, обильно генерируемые городским транспортом и заводами,– под землёй подобных источников инфразвука нет ( за исключением некоторых, весьма редких, сквозняков, проходящих через особой формы щели в породе — но и такие колебания, благодаря активному поглощению их влажным известняком и специфической топологии подземных полостей, просто не распространяются далее прямой видимости подобной щели ). Сказанное можно отнести и к ультразвуковым частотам.

Ближние звуки под землёй приобретают для человека гипертрофированное значение: из-за отсутствия дальних шумов, на которые ориентируется порог нашего акустического восприятия, зачастую “внутренние шумы” организма, вовсе не замечаемые при иных условиях, начинают восприниматься на одном уровне с внешними,— на этом основан ряд методик, способствующих восстановлению у людей слуховой чувствительности.

Ясно, что человек, пробывший хоть какое-то время в подземной звуковой изоляции от внешнего мира, существенно обретает в психическом здоровье. А коль он при этом изволит слушать любимую музыку даже с самого примитивного плэера – удовольствия и кайфа получает во сто крат больше, чем при прослушивании той же записи в городе. Пусть и на аппаратуре “хай-фай” ( на ламповый “Х.-енд” не замахиваюсь ). Вообще акустика многих пещерных гротов, как неоднократно замечалось в литературе — явление, близкое к жанру фэнтези.

– Известно: недельное пребывание под землёй способно вернуть тебе душевное и физическое здоровье, утраченное даже в результате самого сильного стресса.

О лечении целого ряда расстройств и заболеваний наших лёгких, иммунной, вегето-сосудистой, нервной и эндокринной систем говорилось и писалось столько, что повторять всем известные тезисы “мучительно-больно”. СПЕЛЕОТЕРАПИЯ не миф и не паранаука,– реальность, существующая в мире столько, сколько существует само человечество. < Ещё древние тибетские медицинские книги рекомендовали беременным употребление толчёных пещерных натёков,– также рекомендуя их для скорейшего срастания костей при переломах; методики подземного пребывания для исцеления от разного рода недугов практиковались в Китае и у американских индейцев, в древнем Египте, Греции и Индии; в наше время во многих странах с успехом действуют как подземные спелеостационары, так и некие их подобия, сооружаемые при госпиталях и лёгочных клиниках,— интересно также, что те спелеологи, что не “уходят из спелеологии” в возрасте 25 ÷ 30 лет, и не умирают от несчастного случая – живут очень долгой и полноценной, здоровой жизнью. >

В основе пещерного целительства – не только “выключение” из внешне декларированного времени и звуковая изоляция. Огромную роль играет также подземная вода – в условиях наших пещер-каменоломен изрядно обогащённая биологически активным кальцием и ( в некоторых случаях ) солями и окислами железа. И, конечно, подземный микроклимат. Воздух пещер не только свободен от какой бы то ни было пыли и аэрозолей, радиоактивных частиц и прочих городских гадостей,– этот воздух содержит в себе здоровую долю аэроионов, весьма катализирующих мембранные процессы в наших альвеолах ( как уже говорилось, заряд воздух приобретает при трении о шероховатые и пористые известняковые стены, одновременно расставаясь с пылью, пыльцой и аэрозолями – а также при испарении и падении-разбрызгивании капли воды, отрывающейся от свода ); стерильность подземного воздуха, описанная мной выше, также относится к его исцеляющим факторам. Превышение нормы в 5 ÷ 10 микроорганизмов на кубометр воздуха под землёй считается сильным загрязнением; как правило, этот “нездоровый фон” заносит с собой с поверхности сам человек – но уже через сутки пещерный микроклимат ликвидирует подобное загрязнение.

Ещё один важный фактор ( но далеко не последний! ) – удивительная стабильность подземного микроклимата. Отклонение влажности в течение года в одном и том же гроте, как правило, не превышает процента; колебания температуры – градуса Цельсия.

Об эниологической и информационной изоляции от внешнего мира, как и об изоляции электромагнитной, уже говорилось. И сказано было о завышенном, против общей атмосферы Земли, процентном содержании СО2. Что весьма – вкупе с информационно-эниологической изоляцией – расширяет и активирует наши творческие возможности.

: ТАКОВЫ В ОБЩИХ ЧЕРТАХ СПЕЦИФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ПОДЗЕМЛИ – И ИХ ВОСПРИЯТИЕ ЧЕЛОВЕКОМ.

Аналогия с условиями, в которых человек находится на борту космического корабля или подводной лодки, напрашивается сама собой.

: На Западе это заметили ещё в шестидесятые годы – а потому наиболее интересные спелеонавтические эксперименты во Франции, Италии, Англии и Америке проводились под эгидой НАСА или при его долевом участии ( научные программы, приборы ). Что и вызвало к жизни просто замечательный по своей катахрезичности термин-понятие спелеокосмонавтика. Не случайна также смена пристрастий человека, первым ступившего на поверхность нашего естественного спутника: по завершении американской космической программы “Аполло” Нейл Армстронг полностью посвятил себя спелеологии. Причём не “просто спелеологии” – он возглавил спелеоэкспедицию в малодоступные и неисследованные пещеры Перу и Эквадора ( в том числе антропогенного происхождения, оставшиеся нам “в наследство” от инков ) с целью отыскать в них “следы космических пришельцев”…

— Стало традицией связывать возникновение спелеонавтики с именем французского исследователя пещер, геолога по образованию, Мишеля Сифра. В 1962 году, заинтересовавшись гляциологией пещерного ледника, он провёл “вне времени” 64 дня в пропасти Скарассон ( массив Маргуарейс ); однако он не был первым. Ещё за год до него группа из десяти итальянских спелеологов под руководством профессора С. Монето провела в пещере Фаброза месяц без выхода на поверхность, осуществив при этом ряд экспериментов с лабораторными животными ( 2 коровы, 4 овцы, 80 кур и один петух ); за десять лет до того японский медик Маки Таката разработал метод анализа альбумина ( агента, влияющего на образование сгустков в крови ) и провёл ряд экспериментов по изучению его корреляции с уровнем солнечной радиации — часть из которых проводилась в глубоких шахтах “спелеонавтическим способом”. Самое же первое, насколько я знаю, спелеонавтическое погружение было проведено в 1884 году в катакомбах под Парижем – так что история экспериментально-научной спелеонавтики насчитывает более 100 лет.

Однако именно Сифр ввёл термин “спелеонавтика” и организовал планомерные спелеонавтические исследования – в силу чего его имя по праву значит для спелеонавтики то же самое, что имя Кусто для акванавтики. Что очень важно: созданный М. Сифром для проведения спелеонавтических пребываний Французский Институт Спелеонавтики опирался в своей работе лишь на персональный интерес к Подземле своего лидера ( создателя, финансиста и бессменного руководителя ),– дело, в общем-то, обычное в мире науки,– и служил, по сути, общественным рупором и механизмом для реализации персональных идей М. Сифра. Могли меняться сотрудники, набираемые для проведения каждого конкретного эксперимента или исследования — не менялось одно: зависимость этой организации от “подземного настроения” Сифра. В результате, когда Сифр “несколько охладел” к подземным исследованиям и объявил, что “спелеонавтика исчерпала себя”, заявление его прозвучало несколько громче, чем того заслуживало. И было с радостью подхвачено не только падкими на сенсации журналистами, но и вполне уважаемыми спелеологами, изначально не разделявшими спелеонавтическое отношение к миру Подземли – особенно в нашей стране, где под спелеологией традиционно понималось либо геологическое, либо спортивное посещение пещер. Причём – исключительно естественного происхождения.

— Однако не следует думать, что только Сифр занимался спелеонавтическими экспериментами, или что ему принадлежат наиболее длительные Пребывания под землёй: как уже говорилось, он был не один, и достаточно большое число экспериментальных Пребываний, в том числе одиночных, было проведено не только вне его участия ( и по иным методикам ), но и после его отказа от спелеонавтической деятельности ( в частности, три одиночных Пребывания под эгидой НАСА в 1987, 1988 и 1989 г.г. общей длительностью в 440 суток ),– так что “кому было очень надо”, исследования продолжал. Несмотря на общий спад интереса к данным методикам, вызванным пораженческими заявлениями Сифра. В целом с 1962 по 2002 год общая длительность только одиночных подземных Пребываний составила 2861 день,– вдумайтесь в эту цифру!..5

Чтобы не быть голословным, приведу сводные таблицы спелеонавтических пребываний, составленные на основе данных К. А. Горбуновой из доклада «Пещеры и космос», зачитанном на Кунгурской спелеоконференции в 1989 году, и продолженные мной пребываниями группы “Снежная” и Никитского Круга до 2005 года. Выделенное курсивом – сдвоенные пребывания ( одновременное пребывание двух человек, либо групп спелеонавтов, в различных Системах ); полужирным шрифтом набраны безусловно высшие “достижения жанра”. Через запятую – численность спелеонавтов в групповом пребывании при её изменении к концу пребывания.




1. Одиночные продолжительные пребывания под землёй:



год

пребывания

продолжительность ( сутки )

фамилия и имя

спелеонавта

принадлежность

спелеонавта

1962

63

Сифр Мишель

Франция, ФИС

1962

64

Пенмен Роберт

Англия

1963

80

Вильямс Дороти

Австралия

1963

105

Уикмен Джофф

Англия 6

1964

89

Лорес Жозиана

Франция, НАСА

1964/65

125

Сенни Антуан

Франция, НАСА

1965

14

Беркеши Ласло

Венгрия 7

1965

21

Мигель Метакс

Испания

1965

22

Бисенко Жерар

Франция

1965

109

Фийс Поль

Франция, ФИС

1966

110

Гийо Анри

Франция, ФИС

1966

128

Лафферти Дэвид

Англия, НАСА 8

1966

182

Мерите Жан-Пьер

Франция, НАСА

1968/69

146

Шабер Жак

Франция, НАСА 9

1968/69

146

Энглендер Филипп

Франция, НАСА

1969

130

[ ? ] 10

Англия

1969

30

Бробекер Элен

Франция, НАСА

1969/1970

463

Велкович Милутин

Югославия

1972

205

Сифр Мишель

Франция, НАСА

1972, 1974

2 Х 15

А. Колесников

Украина 11

1973

109

Andre Fojca

Франция

1975

122

Шамеруа Эммануэла

Франция 12

1977

100

Милутин Велкович

Югославия

1977

29

Чижмарь Юрий

Россия

1980

13

Николай Франц

АСА “Лабиринт”13


1981


4, 15, 7, 10


Мишин Александр

теневая

спелеология 14

1982

16

Сом Сергей

Никитский Круг,

МОГИФК

1985

18

Сом Сергей

Никитский Круг

1885

1, 3, 1, 3

Ростиславов Иван

Гном/IММИ 15


1986


30


Пудовкин Николай

независимый

исследователь, Силикаты

1987

212

Монтальбини

Маурицио

Италия,

НАСА

1988

100

Ле-Гуэн Вероника

Франция, НАСА

1989

130

Феллини Стефания

Италия, НАСА 16

1989

7

Кирин Юра

Никитский Круг 17

1990

366

Монтальбини

Маурицио

Италия,

НАСА

1991

91

Сом Сергей

Никитский Круг18

1992/1993

366

Монтальбини

Маурицио

Италия,

НАСА19

1993

35

Сом Сергей

Никитский Круг 20

1995

28

Сом Сергей

Никитский Круг 21

1995

90

Эмилия Катева

Болгария

1997

2 Х 16

Сом Сергей

Никитский Круг 22

2001

1

Саша Иммис

Никитский Круг 23

start 13/10/2006

1.000

Монтальбини

Маурицио

Италия




2. Групповые продолжительные пребывания под землёй:



Год

пребывания

Продолжительность

( сутки )

Количество участников ( мужчины/женщины )

Принадлежность

спелеонавтов

1938

35

2/0

США24

1961

30

10/0

Италия 25

1965

22

3/0

Франция, ФИС 26

1966

15

0/7

Франция, НАСА 27

1967

30

8/0

Венгрия

1967

30

2/0

Венесуэла, НАСА

1968

6

3/0

Франция, НАСА

1969

20

3/0

ФИС, НАСА28

1971

30

4/0

Болгария

1971

2

15/0

Украина 29

1971

6

16/0

Украина

1972

16

6/0

Украина

1973

7

2/1

Франция 30

1977

30

3/0

Группа “Снежная” –

руководитель Саша Морозов 31

1978

30

2/0

Украина

1978

14

5/0

Украина

1978

62

2/0

Болгария

1979

24

7/0

Украина

1979

16

9/0, 4/0

Никиты

1979/1980

75

3/0

Группа “Снежная” –

руководитель Саша Морозов

1980

30

7/5

Россия

1981/1982

91

3/0

Группа “Снежная”

1982/1983

70

4/0

Россия, УДН 32

1984

16

2/0

Никитский Круг 33

1985

34

2/0

Италия

1985

7

1/1

теневая спелеология 34

1985/1986

108

2/0, 3/1, 2/0

Никитский Круг 35

1986

15

1/1

теневая спелеология 36

1987

48

11/3

Италия, НАСА 37

1989

23

2/0

Никитский Круг 38

1991

30

2/0

Никитский Круг 39

1995

30

3/0, 2/0

Никитский Круг

1997

15

1/1

Никитский Круг

1999

16

3/1, 4/0, 2/1

Никитский Круг

2001

28

2/1

Никитский Круг 40

2003

20

1/1

Никитский Круг 41

2004

16

3/0, 2/0

Никитский Круг, клуб

“Чужая Земля” 42


: Как видно, наиболее продолжительное одиночное Пребывание под землёй осуществил в 1969/70 г.г. югославский спелеонавт Милутин Велкович, проведя в запечатанной с поверхности пещере Самар в “компании” щенка, кошки, кур и уток 463 дня.43 В современных спелеонавтических кругах распространено мнение, что именно это его Пребывание “нокаутировало” спелеонавтическую программу М. Сифра — поняв, что достижение Велковича превзойти не удастся, Сифр предпочёл “отойти от дел” – заодно объявив на весь мир, что смысла в подобных деяниях нет и всё, что им делалось до того под землёй, было своего рода блажью. [ Комментарии, как говорится, излишни. ]

Теперь, наверное, нужно сказать, что же именно – и как исследуют спелеонавты на своих Пребываниях.

: Исследуется буквально всё, все возможные параметры нашей физиологии и психики. Конечно, большая часть Пребываний посвящалась изучению биоритмов человеческого организма ( физиологических и ритмов работы головного мозга ) и режимов социальной и психической адаптации к существованию в ограниченном пространстве ( в том числе в условиях социального взаимодействия внутри “малых групп” ),– при этом ряд исследований ставил своей целью изучение стрессовых и дистрессовых механизмов нашего организма ( физиологических, биохимических и психических ),– часть посвящалась спелеоэниологическим и “чисто практическим”, подземным исследованиям.

Конкретная тема всегда определяется заказчиком Пребывания ( либо его руководителем, коль реализуется личный научный интерес ) – но режима исследования два: периодическое тестирование и постоянный съём так называемой параметрической информации. При периодическом тестировании спелеонавт через определённые промежутки времени ( если Пребывание не проводится “вне времени” ) проходит испытание на всевозможные тесты, определяющие его КГР, АД, ЭКГ, ЭЭГ, нейромагнитометрию, пирометрию, пульс, зрительную параметрию ( центральное и периферическое зрение ), слух, тремор, мышечную усталость, скорость реакции, температуру различных участков тела и так далее – вплоть до экспресс-биохимического анализа урины и крови. Отдельные группы тестов подвергают испытанию психическую и эмоциональную реакцию, интеллектуальный тонус. При постоянном съёме информации спелеонавт оснащается нескольким десятком специальных датчиков, информация с которых непрерывно поступает к анализирующим её приборам. Во время полугодовых Пребываний Мерите и Сифра эти датчики доводили их буквально до сумасшествия – прибавьте к тому, что вся подвижность испытуемых была ограничена пятнадцатью метрами толстого телеметрического кабеля, к которому они были подключены круглосуточно…

: Понятно – не каждый может решиться на столь тяжёлые условия существования, пусть даже и в любимой Подземле. Тем не менее, прекрасно зная, что может ожидать их на протяжении месячного, а то и более одиночного заточения под землёй — решались.

: Безусловно, мотивация каждого спелеонавта при принятии решения о Пребывании была иной, чем у других,– как разнились характеры этих людей, их образовательные уровни, пристрастия и вкусы. Кто-то шёл под землю откровенно ради рекорда ( английский спелеолог Роберт Пенмен, “назло Сифру” решивший “пересидеть его на один день” ); кто-то уходил в пещеры ради науки, ради замечательно торжественного Подземного Одиночества, ради отрыва от “верхнего мира”,– по сути, сколько было спелеонавтов, столько было мотиваций. Немаловажный факт: занятие исключительно “медицинской наукой” в этом списке не доминирует — тем не менее, каждое спелеонавтическое Пребывание, что одиночное, что групповое, даже если оно не включало в себя проведение физиологических исследований, неизбежно давало исследователям космоса поистине бесценную информацию – как минимум, психологического рода.

: Конечно, кто-то уходил под землю ради денег44 – но ведь их можно заработать иными путями; выбирали этот. И как бы то ни было, все честно делали свою подземную работу.

Здесь можно было бы пуститься в долгие философские рассуждения о том, что эти люди, вне зависимости от своего образовательного ценза, пристрастий и прочего, просто-напросто услышали тот же, невыразимый на вербальном уровне, Зов Подземли, что слышали/чувствовали уходящие в пещеры религиозные отшельники, шаманы неолита, буддийские монахи, строители пещерных монастырей и храмов — в том числе простые крестьяне, что по ночам, втайне от официальных церковных и светских властей, копали в меловых и лёссовых обрывах свои “самодеятельные подземные молельни”,–

: поскольку рассуждения такого рода являются очевидными, лучше завершить этот период цитатой из предисловия профессора Н. А. Гвоздецкого к совдеповскому изданию книги М. Сифра «В безднах Земли» [ Москва, “Прогресс”, 1982; французский первоисточник назывался «Dans les abimes de la Terre»,– Michel Siffre, Paris, 1975,– “почувствуйте тонкую разницу меж двумя этими названиями…45 ]:

«По заключению западных физиологов и биоритмологов, Франция в настоящее время, благодаря подземным Пребываниям Мишеля Сифра, имеет такое преимущество перед прочими странами в отношении физиологических и психологических исследований человеческого организма, что его не сократить и за тридцать лет весьма напряжённых клинических ( то есть наземно-лабораторных ) исследований.»

От себя могу добавить: советской космонавтике понадобилось на месяцы и годы запускать наших космонавтов в околоземные орбитальные хаджи, чтобы получить аналогичную по значимости информацию о пребывании человека в космосе, в условиях длительной космической изоляции от наземного социума. Каких усилий нашей космонавтике стоили эти полёты, можно себе представить. Можно представить также безусловно антигуманное, то есть патологическое влияние на здоровье наших космических “подопытных кроликов” этих экспериментальных полётов.46 А также чисто материальный убыток, который понесли граждане нашей страны ( в том числе и мы с вами, уважаемый Читатель ), вынужденные оплачивать дорогостоящие космические эксперименты.

Как известно, американская астронавтика подобными глупостями не занималась47 — ибо получила необходимую информацию ещё в шестидесятые годы. Что позволило ей вместо экспериментального бултыхания в околоземном “космическом лягушатнике” сосредоточить свои усилия на программе “Аполло”, в результате которой человек не только впервые оставил свой след на поверхности нашего естественного спутника – на Землю для прямого физического и геологического исследования было доставлено более тонны реголита, лунного грунта. И были проведены не имеющие аналогов непосредственные исследования не только Луны – Венеры, Марса, Меркурия, Юпитера, Сатурна и других планет Солнечной Системы. Включая их спутники.

Потому как Американское Агентство Космических Исследований курировало все основные подземные Пребывания вначале Мишеля Сифра, затем Маурицио Монтальбини.

И прочие, осуществлённые независимыми исследователями.

: если это не результат “практической космоспелеологии в чистом виде” — что тогда называть данным словом?..

В заключение перейдём к ещё одному аспекту современной космоспелеологии:

: Помимо сравнительного изучения пребывания человека в условиях Подземли и Космоса под космоспелеологией ( или спелеоастрономией ) можно понимать создание подземных научных комплексов, предназначенных для исследования Вселенной. В принципе, традиции научной спелеоастрономии в её наблюдательном аспекте уходят в глубокую древность – ещё великий астроном азиатского средневековья Улугбек спускался для дневного наблюдения звёзд в колодцы. < Если верить легенде; по крайней мере, “колодец Улугбека” до сих пор демонстрируют наивным туристам. > Часть спелеоастрономических комплексов сооружается при действующих рудниках и шахтах; часть в заброшенных ГВ и ПАС,– для некоторых методом горной проходки создаются новые подземные полости. Один из самых известных “спелеотелескопов” был сооружён в Индии в рамках совместного японско-индийского эксперимента по поиску следов распада протона, для которого в действующей золотодобывающей шахте Kolar Gold Field ( KGF ) было оборудовано два водяных детектора: один весом в 140 т на глубине 2.300 м, второй весом в 260 т на глубине в 2000 метров. Первый детектор начал работать в октябре 1980 года; второй в ноябре 1985 года. Всего было обнаружено 10 событий, которые могли интерпретироваться, как произошедшие акты распада протона – к сожалению, погрешность детектирующей аппаратуры не позволяет это утверждать с желаемой для астрофизиков определённостью. Сейчас работает около двух десятков различного типа установок, размещённых в золотодобывающих шахтах Намибии и ЮАР ( 2.500 ÷ 3.000 м ), в каменоломнях американских штатов Орегон и Юта ( 1.500 ÷ 2.500 м ), в угольных шахтах штатов Пенсильвания и Западная Виргиния ( 600 ÷ 1.500 м ), в соляных выработках штата Огайо ( 500 ÷ 600 м ), в естественных пещерах штата Кентукки, в потерявших транспортное значение тоннелях под Альпами ( 2.500 ÷ 2.700 м ), в нижних штольнях Тырнаузского рудника в Баксанском ущелье, в соляных шахтах Артёмовска. Есть подобные установки в специально созданных полостях в Австралии, Южной Европе и Японии. Один из таких спелеоастрономических комплексов создан в Италии в недрах горы Гран Сассо – на нём итальянские физики пытаются зафиксировать слабовзаимодействующие микрочастицы типа нейтралино ( называемых также ВИМП’ами ), что несут в себе информацию о первых микросекундах существования нашего мира и могут ответить на один из важных современных астрофизических вопросов – о природе так называемого “тёмного вещества”, на 90 % слагающего Вселенную. Судя по последним сообщениям руководителя группы Риты Бернабей, эксперимент привёл к сенсационному успеху.

В основном подземно-астрономические “телескопы” предназначены для фиксации пронзающих Землю нейтрино, установления фактов распада протона и обнаружения гравитационных волн; но поскольку ядерная физика к исследованию космоса имеет самое прямое отношение ( можно сказать, что современная астрофизика не просто неотделима от современной ядерной физики  – не мыслима без неё; так иной раз смыкаются крайности мега-и-микромира ) – к спелеоастрономическим объектам можно смело причислить грандиозный кольцевой ускоритель ( синхрофазотрон ) элементарных частиц ЦЕРН48 ( диаметр окружности ствола 26,6 км; глубина залегания 50 ÷ 70 м; сечение галереи 3,8 м ); ускорители меньшего диаметра сооружены под Мюнхеном, в Протвино, в Техасе. В США сейчас ведутся дебаты вокруг строительства грандиозного Сверхпроводимого Суперколлайдера ( ССК ), главный ствол которого проходится в толще остинских меловых отложений на территории округа Эллис. Если американский Конгресс перестанет жлобиться и разморозит остановленное им строительство – это будет самый грандиозный из подземных научно-исследовательских комплексов: длина только основного ствола будет около 85 км; с учётом сопутствующих подземных систем и стволов дополнительных ускорителей эту цифру можно умножить на три. Несколько меньше будет подземная система Большого Андронного Коллайдера ЦЕРНа, сооружаемого в Юрских горах с использованием уже готовой системы тоннелей. Согласно существующим представлениям, спелестологического значения эти объекты “по определению” не имеют ( даже диггерам проблематично посещать заполненную хорошим вакуумом трубу – тем более, при рабочей температуре обмоток электромагнитов в 0,5о К ) – однако, если по какой-то причине они будут выведены “в научный заштат”, спелестологическое значение обретут. Как, например, случилось с так и не достроенным ускорителем в Протвино – посещение сорокакилометрового кольцевого ствола которого ныне проходит по классу спелестологической развлекухи; попавший в Америку спелестолог может посетить так и не достроенные подземные тоннели ускорителя ИЗАБЕЛЛА в Лонг-Айленде.49 Что ещё раз доказывает глупость деления подземных объектов не только на “чисто искусственные” и “чисто естественные” — но и на “спелестологические” и “пока нет”. Всё относительно в нашем подземном бытие,– не только изучение микро или мега мира. Особенно, когда под гравитационную или нейтринную лабораторию переделывается заброшенная ГВ – что “на раз” отнимает у неё спелестологическую значимость. “Как бы”.

В ряде пещер ( Имре-Вашш, Венгрия; Кунгурская, Россия; Эмине-Баир-Хосар, Украина, пещеры Карсбадского национального парка, США ) и в заброшенных горных выработках ( Германия, Франция, Англия ) на специально размещённых приборах отслеживалось прохождение в земной коре “твёрдой приливной волны”, вызываемой притяжением Луны и Солнца. Опыты по изучению и приёму/передаче так называемых “сверхнизких колебаний” ( электромагнитные колебания с длиной волны больше 10 км ) проводятся как в свинцовых и полиметаллических рудниках Англии, так и в тамошних вертикальных и горизонтальных пещерах. [ Это к вопросу о теоретически не столь бредовой идее спелеорадиоастрономии… ]

К астробиологическим исследованиям “спелестологического направления” можно отнести опыты профессора Гранда [ NASA ]. В соляных шахтах глубиной в 1,8 км он с помощью специального стерильного инструмента выделял образцы породы возрастом 260 млн. лет и производил так называемый “посев” – то есть помещал споры древних бактерий, сохранившихся в соляных пластах, в питательную среду. Опыты завершились успехом: древние бактерии, помещённые в современную питательную среду, успешно активировались и начали размножаться. Эти спелестоастробиологические исследования были осуществлены в рамках программы поиска жизни на Марсе – в качестве хотя бы теоретического доказательства, что если когда-то на Марсе была жизнь и в тамошних породах сохранились её останки, их можно будет оживить. Подробно об этих опытах было рассказано в фильмах канала “Discovery” «Солнечная система: наши соседи» и «Жизнь вне Земли».

: Таковы “в общем и целом” современные аспекты что биоритмической и спелеонавтической, что астрономической и физической спелеоастрономии.


1 Что касается измерения больших промежутков времени – сравнимых по длительности с месяцем – то до проведения спелеонавтических пребываний наивно полагалось ( как нечто, само собой разумеющееся ), что женщины, благодаря менструальному циклу, имеют пред мужчинами некоторую “фору”. После продолжительных подземных пребываний Жози Лорес, Вероники Ле-Гуэн, Эммануэлы Шамеруа и Стефании Феллини выяснилось: в отсутствии солнечной освещённости ( её ритмах, диктуемых вращением Земли ), регулы у женщин неизбежно сбиваются. То есть служить хронометрической привязкой никак не могут. У всех четырёх спелеонавток они замедлились почти в два раза; связано это с тем, что практически все циркадные и циркадианные ритмы нашей физиологии впрямую определяются уровнем альбумина в крови – в свою очередь зависимом от получаемой организмом солнечной радиации. Кстати, этот же агент ( влияющий на образование сгустков в крови ) “повинен” в ряде сердечных приступов — прямая корреляция которых с периодами солнечной активности известна учёным уже давно. [ Опыты Маки Такаты ( Япония ) в 1951 году, проведённые не только в специальных, защищённых от действия солнечной радиации, помещениях — но в глубоких шахтах и в момент солнечного затмения. ]

2 А вот у животных – наоборот: их физиология жёстко зависит не только от времени суток, но и от времени года. Когда курам в экспериментальном полуторогодовом пребывании Милутина Велковича устроили “полный банзай” со смещённой длительностью светового дня, они начали, образно говоря, не только “сходить с ума” – просто дохнуть. Их физиология такого экспериментального подарка не приняла. Вдумайтесь в это важнейшее отличие нашей физиологии от физиологии всего остального земного живого. Какой вывод напрашивается?..

3 Кстати, интересный факт: у насекомых, обитающих под землёй, и у пещерных рыб нет никаких циркадианных ( околосуточных ) и циркадных ритмов. Также эти ритмы отсутствуют у примитивных насекомых – перенесённые в среду с отсутствием чёткой двадцатичетырёхчасовой регуляцией освещения, они таких ритмов не обнаруживали. Над этим фактом стоит задуматься: выходит, что циркадные ритмы всего лишь эволюционное приспособление земной жизни к специфическим условиям существования – возникшее на определённом уровне усложнения живого. Но опять же: с какой такой стати сложнейшее её проявление – Человек – “потерял” эту зависимость?..

4 Во избежании терминологической путаницы, свойственной авторам иных статей, замечу: высокий порог восприятия соответствует низкой чувствительности; низкий порог восприятия — наоборот, высокой. Ибо понятия эти соотносятся друг с другом, как проводимость и сопротивление в электротехнике.

5 Суммирование касается тех Пребываний, точные сроки которых мне безусловно известны; на деле она гораздо больше.

6 Уикмен находился на нижнем этаже Стамп Кросс Кэвернс [ графство Йоркшир ]. Всего в пещере три уровня; верхний оборудован для посещения экскурсантов. Конечно, во время Пребывания Уикмена, как и некоторое время после, поток посетителей был существенно выше обычного – что позволило владельцам пещеры не только окупить расходы на пребывание, но и выплатить спелеонавту соответствующее подвигу вознаграждение. Думаю, это было первое “хозрасчётное” спелеонавтическое пребывание. Причём Уикмен не сидел без дела: пытаясь найти продолжение пещеры дальше, он существенно увеличил длину нижнего уровня пещеры – по сути, переведя его в соответствующую группу ПАС.

7 Беркеши проводил наблюдения за колебанием уровня подземного озера в пещере Матьяшехедь; попутно снималась основная физиологическая параметрия – АД, КГР, температура тела и прочее.

8 В книге В. Н. Дублянского «Занимательная спелеология» опубликована похожая таблица без ссылки на первоисточник, данные которой несколько расходятся с имеющейся в моём распоряжении информацией – в частности, по данному пребыванию. Сопутствующие комментарии светила официальной спелеологии также не вполне совпадают с тем, что люди привыкли называть “правдой жизни”. Очевидно, В. Н. Дублянский черпал сведения об этом пребывании из газетного источника, близкого к жёлтой прессе. В котором много чего сообщалось из доступного пониманию обывателя ( сколько сжёг свечей, сколько выпил воды и съел продуктов ) – кроме одного: данное пребывание проходило под эгидой НАСА и имело своей целью изучение психологических особенностей длительного одиночного пребывания человека в “космической изоляции” от социума; на 1966 год такой срок был рекордным – потому-то Дэвид Лэфферти и получил приз в 650 фунтов стерлингов ( ~5.000 $ по тогдашнему курсу ) от “рекламного спонсора” ( как теперь принято говорить ) Пребывания. Искренне надеюсь, что “старик Дублянский” действительно не заметил эгиды НАСА в этом пребывании – а не передёрнул, по обыкновению, факты. Кстати, о “подземной рекордомании”: в том же году рекорд Лафферти был “побит” Мерите; через четыре года абсолютным и окончательным рекордсменом стал Милутин Велкович.

9 Жак Шабер из пяти месяцев пребывания под землёй три провёл при постоянно горевшей лампе в 500 Вт.

10 Некий английский безработный, имя которого осталось неизвестным.

11 Пребывания осуществлялись в пещерах бассейна р. Пинега при отрицательной температуре и имели своей целью проведение микробиологических исследований.

12 Четыре месяца одиночного пребывания под землёй — срок более, чем уважительный. Особенно для женщины. И уж тем более – после скандальных заявлений М. Сифра.

13 Пребывание было осуществлено в пещере К-4 ( Водная ) Архангельской обл. при температуре 0 оС.

14 Вообще в период с 1981 по 1986 год Гном провёл большое количество спелеомедицинских и спелеонавтических одиночных и групповых пребываний, посвящённых изучению обмена веществ при разном рационе питания, стрессовому прессингу, санитарии и гигиене в условиях Подземли. ­ К сожалению, в результате утраты части архива Саши точных сведений о многих из них я не имею – а потому не могу включить в таблицу.

15 Эти незначительные ( по сроку ) пребывания были осуществлены в небольших пещерах Подольского района и в Системе Ватутинки в абсолютной темноте.

16 Эксперимент проводился Итальянским спелеологическим обществом совместно с НАСА в американском штате Нью-Мексико [ руководитель эксперимента Маурицио Монтальбини ] с целью получения необходимых дан­ных для подготовки экспедиции на Марс. Первоначально был задуман, как полугодовой, но был прерван из-за остановки регул Стефании Феллини — за четыре месяца пребывания они наступили у неё только два раза; при этом продолжительность “внутренних суток” Стефании составляла 35 часов. Это пребывание показало, что не только циркадные ритмы нашего организма – даже регулы обнаруживают чёткую биоритмическую зависимость от солнечной радиации. [ “New Scientist”, June 1989 ] Аналогичные данные были получены в ходе четырёхмесячного пребывания Э. Шамеруа в 1975 году, стодневного подземного пребывания Вероники Ле-Гуэн ( 1988 г. ) и при более коротком пребывании Жози Лорес ( 89 суток, 1964 г. ). При сроке пребывания не более 1,5 месяцев менструальный цикл у женщины не сдвигается ( Пребывание Бробекер Элен – 1969 год, 28 дней и пребывания, организованные Никитским Кругом в 1999 ÷ 2001 г.г. ).

17 Эта “одиночная неделя” завершила 23-суточное совместное пребывание в Сьянах Юры и автора этих строк, так что общий стаж подземного пребывания Юры без выхода а поверхность составил 30 дней.

18 Данное пребывание относительно подробно описывается в этой моей работе.

19 Во время этого пребывания, проведённого по методикам М. Сифра ( т.е. “вне времени” ) Монтальбини казалось, что он провёл под землёй всего 219 суток. Когда я пишу эти строки, Маурицио Монтальбини вновь находится под землёй – на трёхлетнем ( !!! ) полностью изолированном пребывании в пещере Грота Фиедда.

20 Целью пребывания было изучение уринотерапии в качестве средства выживания под землёй в экстремальной ситуации; из пяти недель пребывания три недели я не принимал никаких продуктов – при этом моё самочувствие по основным физиологическим параметрам оставалось в норме. Думаю, нет никакого смысла специально описывать самодостаточную ценность этого опыта.

21 Всего я провёл в этом пребывании под землёй 58 дней – после четырёх недель одиночного пребывания ко мне присоединились Дэн и Склизский Змей; Пребывание стало групповым.

22 Целью этих пребываний ( вкупе с несколькими менее длительными, в том числе групповыми ) была проверка ряда эниологических теорий и методик.

23 Саша провёл 24 часа в гроте Сумасшедший Барабанщик в Никитах – в темноте, при непрерывной какофонии падающей на металлические коробки и банки капели,– так что это Пребывание по-своему не имеет аналогов. Вообще каждое пребывание под землёй, вне зависимости от своей длительности, изолированности и количества участников является уникальным и не похожим на другие. [ Уже после написания этой главы я получил информацию о том, что в 1984 году одна из известных в то время никитянок провела в Сумасшедшем Барабанщике сутки; в 1986 году её психоделическое пребывание было перекрыто в три раза другой, не менее известной в то время участницей Никитского Круга. Обе они по причинам своего современного положения просили не упоминать их фамилии — выполняю просьбу. ]

24 Считается, что это первое осознанное спелеонавтическое пребывание с научными целями. Осуществлено в Мамонтовой пещере Nataniel Claitman, Brus Richardson.

25 Официально данное пребывание считается первым групповым ( я описал его выше ),– по сути, это не вполне соответствует истине: спелеонавтические пребывания в истории нашей цивилизации – как одиночные, так групповые — столь же привычное дело, как изучение естественных пещер и создание рукотворных. Ведь и пещерных троглодитов можно уподобить “бессознательным спелеонавтам”,– что же тогда говорить о жителях пещерных городов, медитирующих в пещерах религиозных отшельниках,– жителях, прячущихся в объектах ГО, ГВ и ПАС в лихую годину?.. Поскольку подземное пребывание “по определению” не обязано являться строго медицинским —

26 Это пребывание было осуществлено М. Сифром синхронно с пребыванием Ж. Бисенко в соседней полости; причём Бисенко ( пропасть Оливье, лагерь на отметке –65 м ) пользовался часами,– Ги, Валант и Мулейр ( пропасть Виньерон, –80 м ) одновременно пребывали “вне времени”. Со всех четырёх участников эксперимента на поверхность, в лагерь ГО ( Группа Обеспечения ) постоянно поступала информация о сне и бодрствовании спелеонавтов и результаты проводимого тестирования. Думаю, что уникальность и научную значимость подобного пребывания объяснять Читателю не надо. Естественно, в книге Дублянского данные об этом пребывании отсутствуют; упоминается лишь Бисенко с искажением фамилии и срока пребывания ( естественно, в меньшую сторону ).

27 Семь незнакомых до того женщин в возрасте 21 ÷ 36 лет были отобраны по “случайным критериям выборки”. Тем не менее, за время двухнедельного пребывания они познакомились, подружились, сочинили песню о своём “как бы космическом полёте” ( проходившем под эгидой НАСА без какого-либо участия М. Сифра ) и украсили стены пещеры карикатурами на мужчин-руководителей эксперимента. Что важно: даже во время проведения весьма нервирующих и длительных психофизических тестов женщины, к удивлению организаторов пребывания, ни разу не поссорились. Данный эффект консолидации в экстремальной обстановке хорошо знаком мне не только по собственным пребываниям; как “проверенный в бою”, он лёг в основу сюжета «Сказки для Робинзонов».

28 Gerard Kapa, Jack Shaber, Philip Eglender.

29 У Дублянского во втором столбце стоит цифра “2”,– вот “продолжительное пребывание”-то!.. Да ещё – 15 мужиков… Тогда и каждый трёхдневный поход под землю – Пребывание. Кстати, не могу не отметить: все групповые пребывания по своей длительности почему-то гораздо короче одиночно-изолированных. Для меня, как и для моих подземных партнёров, это является очень большой загадкой; как полагается в Никитском Кругу на основе нашего опыта пребываний, групповое принципиально легче одиночного. И тем не менее…

30 Несмотря на видимую краткость, это пребывание не имеет аналогов в истории спелеологии: войдя в ледовую пещеру в теле ледника Аржантьер, гляциологи Сюзанна Пеги и Клод Понсон совместно с горноспасателем Марсиалем Бераром неделю дрейфовали вместе с движущимся льдом; при этом площадка для палатки непрерывно деформировалась, лёд лопался с оглушительным треском, в палатку прорывалась вода — тем не менее, они доказали своим недельным пребыванием, что ужасы посещения и исследований ледовых пещер ( или гляциополостей ) “несколько преувеличены”. < В том, что традиционный страх спелеологов перед ледовыми полостями является “более, чем избыточным”, я убедился на основе собственного опыта исследования пещер ледников Ирек и Шхельда ( Приэльбрусье ) в 1979 и 1980 гг. > Кстати, во время своего путешествия Пеги, Понсон и Берар исследовали не только окружающий лёд, но и состояние своей физиологии по таким основным параметрам, как пульс, АД и температура тела.

31 Начиная с 1977 года все ежегодные экспедиции Саши Морозова в Снежную были не короче 15 дней – но поскольку точного хронометража каждой из них я не имею, то включить в таблицу не могу. По аналогичным причинам в таблицу не входят многочисленные современные прохождения пропастей глубиной более километра – как правило, эти прохождения превосходят своей длительностью неделю ( а иногда превышают две ) — но точными данными о них я не располагаю.

32 Согласно В. Н. Дублянскому [ «Занимательная спелеология» ], Пребывание было осуществлено сотрудниками кафедры нормальной физиологии медицинского отделения УДН ( Университет Дружбы народов на Юго-Западе Москвы ) под руководством профессора Н. Агаджаняна и имело целью, главным образом, проверить параметрические данные, полученные в предидущем рекордном пребывании Саши Морозова. Врач В. Ещенко участвовал во всех трёх длительных экспедициях в Снежную; об участии Морозова в третьей “снежной отсидке” я достоверной информации не имею – проверить можно по Интернету у Д. А. Усикова, тогдашнего сашиного партнёра по всем экспедициям в Снежную. Сообщение об этой экспедиции с приведённой мной длительностью и датами взято из книги Дублянского; возможно, что на самом деле эта экспедиция была проведена в 1979/1980 гг. и длительность её составляла 75 дней — в этом случае получается, что проф. Дублянский, как всегда, облажался. ( Или наврал, или чего-то перепутал. ) По крайней мере Т. Немченко ( хроникёр исследований Снежной ) об этом Пребывании не сообщает ничего [ Т. А. Немченко, «История исследования Снежной», “Свет”, № 1-2 ( 7-8 ), 1993 г. ] — в то время как говорит о Пребывании 1979/1980 гг. Кстати, Немченко, лично принимавшая участие в подготовке и проведении почти всех экспедиций группы “Снежная”, о “руководящей роли” УДН в их организации также не сообщает ни слова. В отличие от проф. Дублянского, который “и близко свечи не держал” — но вещает, без ссылок на источники, об этой экспедиции.

33 Осеннее пребывание в никитской системе ЖБК автора этих строк и Сергея Бароненко [ Барон ]. Цель – топосъёмка ЖБК и поиски соединения Никит с Ебаzаром.

34 Александр Мишин, Евгения Романюк – пещера Понеретка [ Новгородская область ]. Цель Пребывания – прохождение подземной реки при одновременном проведении комплекса физиологических исследований работы организма в стрессовой и дистрессовой обстановке.

35 Оборванное “незваными спасателями” никитское Бессрочное Пребывание Зелёного Змея и Моки; на втором месяце их сопровождали Мамонт и Алина. Несмотря на то, что по длительности их Пребывание безусловно превосходит рекорд группы Морозова в Снежной – несопоставимы условия сложности проведения: нашим было на порядок легче потому, что они не находились на дне вертикальной пещеры на глубине одного километра и имели контакты с добровольцами ГО,– так что первенство, естественно, за абсолютно изолированным пребыванием Морозова.

36 Александр Мишин, Евгения Романюк – пещера Понеретка. Продолжение исследований 1985 года, сбор параметрической физиологической информации о работе организма в условиях стресса и дистресса, изучение энергетической устойчивости в условиях длительного дискомфорта и переохлаждения, испытание энергетических и мультивитаминных рационов питания.

37 Данный эксперимент был организован замечательным итальянским спелеонавтом Маурицио Монтальбини с целью “реальной проверки на выживаемость в экстремальной ситуации” случайно взятой группы мужчин и женщин и проводился в противоатомном бункере на глубине около 100 метров – о чём в своё время был даже снят довольно достоверный художественный фильм. Подопытные Маурицио получили более, чем неожиданную для них “вводную”, что вскоре после начала Пребывания на поверхности развязывается III мировая война – причём им транслировались заранее смонтированные имитации телепередач и радиосообщений, как и камер наружного наблюдения – перед которыми студенты миланского киноинститута разыгрывали паникующие, ломящиеся в бункер, толпы. < Как сказал один мой коллега и партнёр по пребываниям, “за такие эксперименты нужно морду бить”,– ну, не знаю… > Вообще Монтальбини – личность, в Италии не менее популярная в восьмидесятые, чем Сифр в шестидесятые годы во Франции; во время своего 212-дневного одиночного Пребывания ( посвящённого пятнадцатилетней годовщине последнего эксперимента Сифра, после которого “отец-основатель Жанра” объявил о “бесперспективности спелеонавтики” ) он, например, выучил французский и английский языки и написал несколько книг, в том числе детские сказки и спелеоюмористический сборник ( к сожалению, не располагаю даже итальянской версией ),– немедленно по выходу из эксперимента он начал готовить описанное выше Пребывание и в том же году успешно реализовал его. Кстати, фамилия Монтальбини вполне “спелеонавтическая” – ибо переводится, как Белогорский.

38 В Системе Сьяны – автор этих строк и Юра Кирин. Как уже сообщалось, после 23-дневного Пребывания я вышел на поверхность ( кончался мой отпуск ); Юра остался под землёй ещё на неделю и вышел наверх после 30-суточного подземного пребывания.

39 В Системе Бяки – Женя Богданов ( Кис ) и Игорь Белов ( Шпиль ).

40 Четыре последних пребывания проводились в Системе Никитская; пребывание 1995 года было комбинированным – после 28 суток одиночного пребывания под землёй ко мне присоединились Склизкий Змей и Дэн; через две недели Дэн вышел на поверхность, честно высказав мнение, что более длительное подземное пребывание не для него ( это был первый такой случай в моей практике ). Мы со Склизким занимались довольно напряжёнными исследованиями системы УХА и попытками свести ай-ки-до и кетч; помимо этого я продолжал биоритмическое тестирование, начатое за месяц до того. Пребывание 1997 года ( Склизкий и моя будущая жена Ольга, ньюнэйм – Олич ) было “чисто спелестологическим”, вне какой-либо медицинской программы ( если не считать персональных наблюдений Ольги за своей физиологией ); Пребывание 1999 года было посвящено попыткам пробиться из Никит в Ебазар под землёй и топосъёмке. В 2001 году исследовалась весенняя гидрогеология никитской системы Мартингал и был пробит снизу вверх 18-метровый вертикальный шурф в чёрной глине, вышедший в естественную пещеру гравитационного происхождения на разделе юрской и четвертичных глин – своего рода спелестологический рекорд, повторять который я никому не советую.

41 Пребывание планировалось, как месячное, посвящённое паводковым гидрогеологическим исследованиям в системе Мартингал – но меня с моей женой Ольгой “срочно” выдернули на работу. Увы: человек предполагает, Господь смеётся.

42 За две “подземных недели” Саша Дегтярёв [ клуб “Чужая Земля” ] и Володя Алхимик [ Никитский Круг ] спустились в вертикальную пещеру Снежная на глубину –900 м. В данном деянии поражает и рекордная малочисленность команды, и то, что никакого спелеовертикального опыта ( то есть предварительного прохождения категорийных вертикальных пещер ) ни у Володи, ни у Саши не было. Ибо оба они – спелестологи. Характерно, что сопровождавший их поначалу третий участник погружения, обладавший реальным спелеовертикальным опытом, отказался от дальнейшего прохождения пещеры на глубине около 300 м — и вернулся на поверхность.

43 Об этом истинно беспримерном Пребывании я мог бы рассказывать очень долго – мной выполнен литературный перевод на русский язык книги Велковича «463 дня под землёй» ( сделанный, к сожалению, с английского “машинного подстрочника с сербского” – а потому он не вполне точен и до получения сербской версии книги выход его в Интернет “придётся придержать” ). Тем не менее надеюсь, что Событие это неизбежно состоится и русские спелестологи и спелеологи узнают правду о самом замечательном Пребывании за всю историю спелеонавтики.

44 Как, например, английский безработный, выдержавший в пещере 130 суток — срок столь невообразимый для обывателя ( впрочем, для “вертикального спелеоспортсмена” – тоже ), что, право, искренне жаль о неизвестности его имени.

45 А заодно скорость прогресса на 1/6 части суши в то время.

46 Что касается разрушающего действия невесомости на нашу физиологию, приспособленную к постоянной силе тяжести ( возражения совдеповских “космических физиологов” против подземного исследования адаптации человека к условиям космической изоляции сводились, главным образом, к этому пункту: дескать, коль Подземля не позволяет имитировать невесомость – то и ценность всей остальной параметрии, полученной спелеонавтическим путём, невелика – а потому нет смысла ей заниматься ),– негативных последствий влияния этой невесомости наши космонавты хлебнули, что называется, выше крыши. Хлебнули так, что никакими оздоровительными процедурами эти последствия не одолеть. Но ведь ещё с шестидесятых годов было ясно: никакой серьёзный космический полёт никогда в будущем не будет происходить в условиях невесомости. Либо ракета будет двигаться с постоянным ускорением – либо сила тяжести при пассивном полёте будет создаваться вращением обитаемого модуля. Так стоила-ли овчинка выделки?..

47 Американцы создали лишь одну орбитальную космическую станцию – “Скайлэб”. Правда, станция была столь хороша, что в одном её спортивном зале мог целиком и полностью уместиться наш корабль “Союз”. Получив с её помощью ответы на вопросы, на которые затруднительно было ответить под землёй, по завершении эксплуатации они затопили её в Мексиканском заливе.

48 Centre Europeen des Recherches Nucleaire [ CERN ] – Европейский Центр Ядерных Исследований.

49 Строительство было остановлено потому, что выяснилось: теории, для подтверждения которых он сооружался, были опровергнуты, не выходя из кабинетов. Входы в вертикальные стволы-шахты запечатали во избежании ненужного любопытства – но американским спелестологам-диггерам, если верить Интернету, известны обходные пути.