Повесть о кольце всевластья (продолжение)

Неожиданная встреча

Хоббит Том шел по темному Лориенскому лесу, ориентируясь по солнцу. В отличие от мнительного эльфа, он воспринимал случившееся как интересное приключение, возможность ненадолго оторваться от зубрежки, а заодно повстречаться с удивительными людьми, местами, а может быть даже и опасностями. Небольшими такими опасностями. На ночь он ставил палатку, а утром продолжал свой путь. Ему пели птицы с веток деревьев, в кустах шебуршились ежики, на душе было легко и радостно.

Время от времени Том делал привал и старательно обыскивал окрестности – а вдруг кольцо найдется ? Вероятность невелика, но вдруг. Все равно делать нечего, так можно и кольцо поискать. Хотя порою на него накатывало пессимистическое настроение: он представлял себе что найденное кольцо порабощает его и заставляет делать что-нибудь такое, чего ему совсем не хочется. При таких мыслях он делал привал и снова старательно обыскивал окрестности – на сей раз чтобы оттянуть момент встречи с Кольцом и уступить такую возможность кому-нибудь еще. Например Гэндальфу.

Вместо кольца в лесу находились грибы, ягоды и другие вкусные вещи, что неизменно приводило Тома обратно в хорошее расположение духа.

Так в один из дней у него образовался изрядный запас всякой еды, так что хоббит решил устроить дневку. Пока в котелке варился завтрак, он курил трубку и пел хоббитские песни. Потом пришло время обеда, а еще через две трубки и одну песню – ужина. Если считать еще второй завтрак и перекус после обеда, то день был прожит не зря. Хотя погода могла бы быть и получше. К вечеру небо совсем заволокло тучами, но дождь все никак не мог начаться. Том поставил палатку и совсем уже собрался поесть еще разок и лечь спать, но вспомнил, что сегодня он еще не искал Кольцо. В такой удачный день определенно следовало попробовать. Том подкинул в костер сырых веток, чтобы по дыму можно было отыскать лагерь, и зашагал в лес. Выполнив ритуал заглядывания под корни сосен, ковыряния пальцем в мышиных норах и ворошения травы палкой, он вдруг понял, что небо темнеет как-то слишком быстро и дорогу назад скоро будет совсем не видно. Не желая плутать в потемках, он решил выйти к лагерю напрямую, ориентируясь на дым костра, проломился через бурелом, перелез кучу валежника, подполз под упавшее дерево и вышел к костру. Костер был чужой. Хоббичьей палатки около костра не было, пламя ярко горело, и на бревне возле костра сидел Грынд.

Такая встреча была для хоббита полной неожиданностью. Он понимал, что поспешать следует не торопясь, что быстро только кошки родятся, что он сам собирался по пути в горы заехать еще и в Хоббитон повидать родичей, но он никак не мог подумать, что орк настолько сильно отклонится от указанного ему пути и пойдет на север вместо юга. Всему есть предел. Том немного помялся, раздумывая, надо ли ему подходить к костру, но Грынд уже приметил его.

- Том ? Что ты тут делаешь ? Тебе ведь надо идти на север.

- Я и иду на север. А вот что ты тут делаешь ?

- Иду на юг, как видишь.

- Где это я должен видеть ?

Они оба подняли головы и посмотрели вверх. Над ними стояла большая темная туча, закрывавшая солнце. Том понял, что доказать правильность своего пути ему не удастся. Тогда он предложил орку разыскать второй лагерь, перекусить и спрятаться от дождя, а утром разобраться, кто куда шел. Грынд согласился, и после пары часов хождения по лесу они нашли и палатку и костер Тома. С неба уже падали первые капли дождя.

Ночью орк спал неспокойно, постоянно вертелся и стонал от ужаса. Ему снились кошмары. Наутро причина кошмаров выяснилась сама собой. Когда Том вытащил эльфийский меч Нрзб чтобы порезать колбасы и хлеба, он увидел, что лезвие в присутствии Грында светится мертвенным голубым светом. Орку это свечение совершенно не понравилось. Он сказал что у него мороз по коже продирает от такого дела.

После завтрака Том и Грынд приступили к упражнениям по ориентированию на местности. Хотя облаков уже не было и солнце сияло вовсю, никто из них не мог точно вспомнить, с какого направления он подошел к месту своей стоянки. Самое неприятное было то, что за битых пол дня они так и не отыскали стоянку Грында. Потеря была невелика, но неприятна. Обсудив сложившуюся ситуацию, оба кольцеискателя выяснили что вдвоем идти веселее, а эльфийский кинжал можно обмотать фольгой, чтобы не отсвечивал. Расстаться они всегда успеют, а сейчас хорошо бы выйти из леса в какое-то место где окончательно станет ясно расположение сторон света. Например на автобусную остановку. Оставалось выбрать направление движения. Вариантов было два : восток и запад. У Тома в кошельке нашлась монетка, и выбор был сделан.

Следующие несколько дней Том не искал Кольцо – ему было неудобно делать это в присутствии кого-то постороннего. Да и незачем было его искать. Так хорошо идти по ухоженному эльфийскому лесу, где даже бурелом и валежник лежат ровными рядами, а барсучьи норы так похожи на миниатюрные хоббичьи дома. Солнце светило сквозь листву, указывая путь, а из крон деревьев за ними следили чьи-то внимательные глаза, и чьи-то чуткие заостренные уши прислушивались к каждому сказаному слову.

Уроки мордорского

- И все-таки я не понимаю – начал тему Эльрион – почему на поиски Кольца отправили имено нас ?

- А кого по-твоему следовало отправить ?

Саурон, получив роль учителя, сразу же перешел на “ты” и стал еще язвительнее.

- Кого-нибудь более способного к этому. Спецназ какой-нибудь.

- “Спецназ”... Хорошее слово. Наверное, читал под партой запрещенную литературу ?

Эльриону стало не по себе. Сочинение безумного эльфа Кириесиля ходило по рукам в виде самиздатовских книжек, зашифрованных дискет, с указаниями в общественном транспорте не читать, если спросят – сказать что нашел.

- Ну что молчишь – продолжал Саурон - название “Последний кольценосец” тебе ничего не говорит ?

- Ну... я... я читал эту книгу – признался Эльрион. У него был шанс, что Саурон, будучи представителем Темных Сил, не станет доносить в деканат.

- Сильная вещь. Этот Кириесиль вообще гениальный писатель. Визионер. Надо же – придумать целиком с нуля дивный новый мир. Не просто фантазию на заданную тему, а детальный, систематический, выверенный до мелочей бред. Ты обратил внимание, что у него там искажены буквально все человеческие мотивы ? Вместо любви, вражды, ненависти или зависти – сложнейшая паутина интриг, тайн, заговоров, политики. Ни одного здорового чувства, ни одного нормального персонажа. Мне нравится этот мир, хотя я бы там и месяца не выдержал.

- Вы тоже счтиаете его безумцем ?

- “Безумец” - не совсем верное слово. Скорее – не от мира сего. Вместо того чтобы запрещать, его книгу следовало бы изучать в школах. Это великолепный образец пропаганды идей в литературном виде. И многие ведь купились на это.

- Пропаганды ?

- Конечно. После изобретения Азарина многие стали пытаться придумать новые способы ведения войны. Кириесиль вот придумал войну тайную. Которую ведут не на поле боя, а исподтишка, войну секретных операций, шпионажа, доносов. Спецназа и спецслужб. Азарин здесь бессилен.

- Почему же его идея не прижилась ?

- Потому что “спецназ” – это палка о двух концах. Они слишком быстро запутываются в собственных кознях, перевербовывают агентов, в случае неудач фабрикуют поддельные отчеты о несуществующих операциях. Когда врагов нет, они тут же их выдумывают, чтобы было чем похвастаться. А когда всем этим трюкам грозит разоблачение, они не задумываясь убивают своего работодателя, хоть министра, хоть короля. Весь смысл деятельности секретного агента состоит в том, чтобы “прикидываться, что не знаешь того, что известно всем, и что тебе известно то, что никто не знает; прикидываться, что слышишь то, что никому не понятно, и не прислушиваться к тому, что слышно всем; главное, прикидываться, что ты можешь превзойти самого себя; часто делать великую тайну из того, что никакой тайны не составляет; запираться у себя в кабинете для того, чтобы очинить перья, и казаться глубокомысленным, когда в голове у тебя, что называется, ветер гуляет; худо ли, хорошо ли, разыгрывать персону, плодить наушников и прикармливать изменников, распечатывать конверты, перехватывать письма и стараться важностью цели оправдать убожество средств”.

У наших народов слишком много здравого смысла чтобы связаться с такими опасными друзьями. Мир, описанный в “Последнем Кольценосце” - не наш мир. У нас совершенно другие ценности, даже другой язык. Ты знаешь, что эта книга – единственная в мире, которую написал эльф, пусть и безумный, на мордорском языке ? В оригинале она называлась “Адын Назгул”.

- Я не знал. Мордорский – трудный язык ?

- Нет, не очень. Хотя – смотря для кого.

- Правда, что вы его сами придумали ?

- Правда. Ты слыхал о теории, которая утверждает, что язык формирует наше мышление ?

- Нет

- Считается, что люди, говорящие на разных языках и думают немного по-разному. И эта разница образа мыслей тем больше, чем больше разница языков. Поэтому я создавал язык так, чтобы перевод с него на эльфийский и обратно был максимально затруднен. Мне, помнится, попался тогда на глаза учебник эльфийского, в котором была фраза : “невозможно представить себе язык без глаголов”.

- И что – в Черной Речи нет глаголов ? Не может быть.

- Я поставил себе такую задачу. И почти ее решил. Не то чтобы глаголов нет вообще, но нет разницы между глаголами, причастиями и прилагательными.

Взять, к примеру, надпись на Кольце:

Ash nazg durbatuluk, ash nazg gimbatul,

ash nazg thrakatuluk agh burzum-ishi krimpatul


Как ее переводят ?

- “Одно кольцо чтоб править всеми”...

- Вот именно ! А теперь смотри. Ash – определенный артикль и одновременно “единственный”. Nazg – кольцо. Durb - править, властвовать.

- А окончание ?

- Начнем с суффикса ul. Это суффикс субъекта действия. Как во всеобщем языке : латы-латник, стража-стражник. Отсюда Nazg-ul : буквально “кольцевик”, “человек Кольца”. И таким способом можно образовывать слова практически от любого корня.

- At и uk – тоже суффиксы ?

- Да. At – очень распространенный суффикс. Он означает одновременно приказ, предназначение и намерение. Выходит так, что орк, которому что-то приказали, оказывается фактически приговорен, предназначен к этому действию. И все это с помощью одного только суффикса. Вот, например, одна из ошибок автора “Саги о Кольце” - он думает что Шаграт это имя. Ничего подобного. “шагр” - рабовладелец, хозяин. А шаграт – рабовладелец назначенный. То есть что-то вроде вашего сержанта.

- Так это звание ?

- Да. Остался у нас суффикс uk. Это совсем просто : суффикс всеобщности. Отсюда nazg durbatuluk - “кольцо всеми-править-предназначенное”

- Вполне поэтично, хотя и дико звучит.

- Естественно. Это же стихи. Но в переводе на эльфийский – грубо и дико.

- А дальше ?

- А дальше сам. Подскажу : gimb – искать, thrak – приносить,krimp – связывать.

- Получается “Это кольцо всех-найти-предназначенное”

- Только без “всех”. Просто “их”, но местоимения обычно подразумеваются.

Эльрион перевел :

Одно кольцо всеми-править-предназначенное, одно кольцо найти-их-предназначенное

Одно кольцо всех-привести-назначенное, одно кольцо связать-их-назначенное

- Burzum-ishi - “во тьме ?”

- Именно. Burzum – тьма, а -ishi – постфикс обстоятельства места. Есть много постфиксов, например -glob означает принадлежность хозяину.

- Не слишком ли много слов на тему рабовладеления ?

- Отнюдь. Время такое было. Слова эти даром не пропадали. Так что видишь – можно обойтись и без глаголов. Ну почти.

Эльрион задумался о том, как мало знает он, и как много – его новый знакомый. И в отличие от преподавателей в университете, он делится знаниями охотно и с удовольствием. Вот только репутация у него неважнецкая.

- Действительно язык этот непривычно звучит.

- Ничего, ничего. Освоишься, научишься, привыкнешь.

Они все шли и шли по лесной тропинке в направлении на Мордор. Эльрион то учился новому заклинанию, то начинал осваивать мордорский язык.

“gimbul – искатель, krimpul – связыватель. Вязальщик, наверное.” - думал он.

А Саурон тем временем пел песню на другом языке, вероятно, еще более древнем, чем Черная Речь. Слова звучали томительно и пугающе :


Kial cxiverse estas novomanko
For de vario aŭ sxangxigxo moda ?
Kial mi ne rigardas al la flanko
Al stranga esprimaro novmetoda ?

Kial mi cxiam same idiomas
En rob' konata vestas la inspiron
Tiel ke cxiu vort' min preskaŭ nomas
Naskigxon montras kaj la pluan iron ?

Ho sciu, kara : nur pri vi mi scribas
Pri vi kaj amo verkas mi konstante
Do vortojn oldajn mi nur reekipas
Elspezitajxon ree elspezante

Kiel la sun' malnova cxiam novas
Tiel rakonton mia am' retrovas

Опасная встреча

Лориенский лес все не кончался. По всем расчетам, Том и Грынд должны были пройти его наквозь уже пару раз, но вокруг них по прежнему высились деревья, в ветвях пели птицы, под ногами вились корни, и никакого просвета в ближайшем будущем не предвиделось.

Рано утром, пока орк еще спал в палатке, Том решил пройтись по окрестностям. Богатырский храп товарища не давал ему спать, но хоббит был слишком деликатен, чтобы каждый раз пинать соседа.

Набрав грибов и ягод на завтрак, Том подумал, что неплохо было бы выполнить ритуал поиска Кольца, пока никто не смотрит. Погуляв по лесу еще часик, он наконец решил, что его спутник наверняка проснулся. Но подойдя к полянке, где стояла их палатка, Том заметил что там стоят несколько человек. Вместо того, чтобы просто подойти и поздороваться, хоббит решил действовать в стиле придуманной им игры. Неслышно ступая по мокрой траве, он как тень перемещался от одного дерева к другому, прятался за кустами и подходил все ближе, пока не увидел, что на полянке дела обстоят совсем не мирным образом.

Палатка была разрезана, вещи свалены в кучу под деревьями, посреди поляны стоит связанный Грынд. А вокруг него столпились странные люди. Все как один вооруженные настоящими мечами и луками, они выглядели крайне недружелюбно и явно угрожали орку. Тихонько подкравшись еще ближе, Том увидел, что шайка незнакомцев отчасти состоит из людей, отчасти из эльфов, и услышал совсем уже странные речи :

- Ну и что ты, черножопый ублюдок, делаешь в нашем лесу ?

- Понаехали тут всякие

- Этого убьем, другим неповадно будет

- Чурка неэльфийская !

Ничего не понимающий Грынд переводил взгляд с одного незнакомца на другого. А те, не встречая сопротивления, продолжали себя заводить :

“Нравятся тебе наши эльфийские женщины ? Своих черномазых нехватает ? К нам приехал”

Наконец один из нападавших, поменьше и послабее, саданул орка древком лука по зубам. Грынд отшатнулся, споткнулся о рюкзак и упал. Шайка радостно взвыла.

Том, не помня себя от гнева, выскочил безоружный на поляну.

- Прекратите ! Что вы делаете !

Нападавшие застыли. К Тому медленно подошел главарь – высокий эльф в черном плаще и мягких сапогах. Он поднял руку, и вся шайка замерла, кроме двоих, которые держали уже Грында за ноги и за голову, прижимая их к земле.

- Ну а ты что ? Тебе-то какое дело ? Ты ведь не орк. Ты хоббит. А мы с хоббитами не воюем. Правда, ребята ?

Ребята дружно выразили согласие.

- Грязные орки приезжают к нам в Лориен, насилуют наших женщин, оскверняют наш лес. Мы должны что-то с этим делать, правда ведь... Как тебя зовут ?

И тут Том, вместо того, чтобы сказать свое имя, метко пнул предводителя в колено и бросился бежать. Шайка рассыпалась – часть нападавших кинулась за хоббитом, часть побежала к эльфу, который, хромая, тоже попытался догнать Тома. В этот момент Грынду удалось вывернуться и вскочить на ноги. Одним ударом он отшвырнул нападавшего и побежал.

Силы были слишком неравны, и друзьям пришлось бы туго, но тут на полянку с разных сторон выскочили Эльрион с дубиной и Улг со здоровенной палицей. В кустах кто-то еще шумно лез напролом. Через мгновение шайка нападавших исчезла, как будто растворившись в утреннем воздухе. Эльф бросился к Грынду.

- Что они с тобой сделали ? И кто это вообще такие ?

- Я не знаю. А как ты здесь оказался ? - спросил орк, вытирая кровь с разбитой губы.

- Услышал крики и подумал что здесь кого-то бьют.

- Я ничего не понимаю. Кто они ?


Ситуацию разъяснил Улг. Оказывается, в Средиземье давно уже существовала тайная секта хулиганов, в качестве лозунга принявшая старинный клич “бей инородцев”. Руководили этим безобразием эльфы, но исполнителями чаще всего выступали люди. Объясняли им так, что человек, воюющий вместе с эльфами за “правое дело”, сам становится как бы частично эльфом. Приобщается к бессмертию и величию древнего народа. Основополагающим документом своим сектанты считали все ту же “Сагу о Кольце”, труд пространный и во многом неоднозначный. Ничего хорошего об орках автор там не сказал, что большинство читателей воспринимало как следствие исторической обстановки, сопутствовашей созданию великого шедевра. А эльфийские разбойники – как руководство к действию.

Как известно, “Сага о Кольце” была написана в Гондоре примерно в то время, когда известный Роханский правитель еще только сочинял свои теории, а союз между эльфами и орками не мог бы присниться даже самому отъявленному пацифисту. По поводу личности ее автора строились самые разнообразные предположения. Одни считали, что написать такой монументальный труд мог только профессор Гондорского университета. Чем их не устраивал, к примеру, доцент, они не объясняли. Сказано – профессор, и точка. Другие выставляли в качестве автора короля Исилдура III, таким образом перенося создание книги лет на 20 назад. Зато автор книги обретал имя. Первые издевались над ними, говоря что Исилдур третий не умел даже подписать свое имя, не то что сочинить самый выдающийся литературный памятник целой эпохи. Исилдурщики возражали профессорианцам (а именно так были прозваны два враждующих лагеря) что подписывать свое имя – не царское дело, и что у короля для этой цели был специальный подписывальщик указов. Но и первых и вторых поднимали на смех третьи, выступавшие с оригинальной теорией, что книга представляет собой мемуары Арвен, написанные ею после смерти Арагорна. Неоспоримым доказательством такой теории, на их взгляд, служило почти полное отсутствие среди героев книги женщин, за исключением самой Арвен и ее соперницы.

Улг бы еще долго мог излагать различные теории – как все тролли, он имел внутри сильную гуманитарную жилку. А знал он действительно очень много. Но у компании имелась более важная проблема. Каким образом четверо идущих в разные стороны могут встретиться в одном и том же месте ? Вопрос этот мучал большинство присутствовавших и должен был быть задан. Но постойте. Как это четверо ? На поляне их было пять.

Саурон – а это именно он в начале боя продирался сквозь кусты – слушал Улга с неменьшим вниманием, чем остальные. Вопрос поднял, естественно, Том.

- Погоди, Улг. Тебе не кажется странным...

- Что имя профессора неизвестно ? - вопросил тролль, все еще находящийся под влиянием заумных исторических теорий.

- Что мы все здесь встретились. Мы шли в разные стороны, помнишь ?

Улг с сомнением оглядел собравшихся.

- Мы с Грындом сошлись еще позавчера. А сегодня и вы здесь оказались. Как это может быть ?

- Это все лес. Он не выпускает нас. И зачем-то собрал нас здесь вместе. - неуверенно заявил Эльрион.

- Скорее всего он прав – выступил Саурон – Лес этот древний, и обладает разными свойствами, о многих из которых приходится только гадать.

- Что же нам теперь делать ? Расходиться опять в разные стороны ?

- А смысл ? Как разошлись, так и сойдемся опять. Надо вместе выходить из леса и тогда уже идти по своим маршрутам.

Оставался один вопрос : как выйти из леса ?

Приключения одинокого гнома

А что же Дигли ? Неужели мы забыли про гнома ? Как ни странно, у него поначалу не возникло никаких проблем. Он не пошел через лес, а присоединился к нескольким своим одногруппникам, которые собирались на юг. Кто в Гондор, кто в Рохан, но вместе они наняли лошадь с повозкой и комфортно проехались до самого Изенгарда. Там Дигли распрощался с друзьями, посетил Изенгардскую башню и краеведческий музей, в ней расположенный, и на следующий день доехал до Мордора на той самой электричке, о которой говорилось еще в при первой их встрече с Сауроном.

Мордор поразил молодого гнома своей дикой красотой и величием. Черные скалы, каменистая пустыня с редкими кустиками, малиновые закаты и восходы, а главное – возвышающаяся над всем миром тяжелая громада Ородруина. Вершина горы казалась расколотой ударом невероятной молнии, из разверстого кратера шел легкий дымок. Местные жители рассказывали что землетрясения здесь нередки, хотя и незначительны по силе. Дигли легко сошелся с местными орками, весьма дружелюбными и предупредительными. Ничего удивительного – ведь практически единственным источником существования мордорцев было обслуживание туристов. Хитрый гном быстро сообразил, что если избегать стандартных маршрутов и развлечений, и направить свои усилия на установление контактов с местными, то можно будет неплохо сэкономить.

На пятый день он проснулся в номере гостиницы с тяжелого похмелья. Голова гудела как кхандский барабан, во рту было мерзко. Приведя себя в порядок, гном пересчитал оставшиеся финансы и понял что деньги у него скоропостижно и неотвратимо заканчиваются. Возник вопрос, что делать дальше. Вслед за ним в больной голове заворочался и другой вопрос – а зачем он, собственно, сюда приехал ? Как именно предполагалось искать Кольцо ? И не было ли это все странной нелепой шуткой ? Дигли взял стоявший в углу боевой топор Хусквар и стал тупо и внимательно его рассматривать. Что-что, а в обработке металла он разбирался. Настоящий боевой топор эпохи войн за Кольцо гномьей выделки в идеальном состоянии стоил теперь немалых денег. И представить себе что ему выдали уникальную реликвию просто ради того, чтобы подшутить, Дигли не мог. Но и объяснения происходящему не находилось. Вникая похмельным сознанием в свои чувства, он понимал, что до сего дня действовал как во сне, не отдавая себе отчета в бессмысленности и сюрреалистичности ситуации. Неизвестно зачем он проехал половину Средиземья с боевым топором в рюкзаке, не имея ни малейшего представления что именно он собирается делать дальше. Перед ним поставили цель найти Кольцо, но не сказали ни где его искать, ни как это делать. И за все это время у него не возникло ни тени сомнения в том, что все происходит правильно и разумно. Да, тут было над чем поразмыслить. Посидев еще немного с топором в руках, Дигли пришел к решению. Убрав топор в чехол, он вышел из комнаты, запер дверь и направился в пункт компьютерной связи.

Продолжение читайте здесь