Продолжение уроков мордорского

Тем временем друзья Дигли приняли план действий. План этот, естественно, предложил Саурон, больше ни у кого свежих идей не было. Да и Саурон ничего умнее чем идти все прямо и прямо, авось лес да и кончится, придумать тоже не смог. Шли они уже третий день, но просвета между деревьями не открывалось. Зато по вечерам у костра Саурон рассказывал интересные вещи. Причем из-за наличия нескольких слушателей вместо одного Эльриона, сарказма и желчи в рассказах сильно поубавилось. Саурону явно нравилось производить впечатление. Как-то раз разговор зашел о противостоянии темных и светлых сил. Тема эта неохотно обсуждалась в университете, поскольку демонстрировать превосходство светлых сил над темными было бы неполиткорректно, а темных над светлыми – просто глупо. Поэтому тему старательно обходили, сводя ее по возможности к борьбе Манве с Морготом или еще каким делам давно забытых дней.

Но здесь, в неофициальной обстановке, студенты завели спор на тему мирового зла. Расчет их был на то, что Саурон смолчать не сможет и расскажет что-нибудь интересное. Так оно и получилось, но вместо исторических фактов друзья получили теоретическое рассуждение.

- Вот чем по-твоему отличается белый маг от черного ? - спросил Саурон

- Белый служит силам добра, черный – зла. Все просто.

- А что такое добро и зло ? Добро – для кого ? А зло ? То, что одним хорошо, другим плохо. Любое зло кому-то да приносит радость. Все гораздо проще. Черные заняты объектами, белые – отношениями.

- Ничего себе проще. Совсем непонятно.

- Объясню на примере. Вот идет некто по дороге и видит камень, загораживающий путь. Что сделает обычный человек ? Перешагнет и пойдет дальше. А черный маг возьмет да и уберет камень.

- Минуточку. А белый ?

- А белый или кого-нибудь уговорит камень убрать, или напишет рассказ про то как кто-то камень убрал и было ему за это счастья с три короба. Или на крайний случай табличку повесит : Осторожно, камень.

- Где-то я уже читал такой рассказ.

- Вот видишь. Белые, они никогда сами ничего не делают. Они решают проблемы, так сказать, в глобальном ракурсе. На руководящие посты не лезут, любят больше советовать, наставлять. Так что в случае чего всегда можно выкрутиться. Отсюда и миф про добро и зло. Добрый ведь не тот, кто добро сотворил, а тот, кого на нехорошем не поймали.

- Вот как оно получается... Так что же выходит – добра и зла не существует ?

- Смотри сам. Если волк ест зайца, то это добро или зло ?

- Для волка – добро, для зайца зло. Но речь ведь не о волках и зайцах. Зачем орки (извини, Грынд) убивали эльфов ? Что они – есть хотели ? А темные зачем руководили орками в этом деле ?

- Не волки, говоришь ? - Саурон хитро прищурился. - Эльрион ! А не мог бы ты решить одну простую задачу ?

Эльрион за последнее время вжился в образ лучшего ученика, и внимание со стороны учителя было ему приятно. Он даже начинал иногда смотреть на своих друзей немного свысока, как старший.

- Да, учитель.

- Представь себе, что в лесу живут волки и зайцы. Зайцы едят траву, волки едят зайцев. Чем больше волков, тем больше зайцев они съедят. Пусть волки и зайцы размножаются и умирают с какой-то скоростью. И чем больше волки съедят зайцев, тем больше родится новых волчат. Составь уравнение процесса.

Эльрион склонился над карманным вычислителем. Вот что у него получилось :


dV/dt = ( b - d ) * V - a * (V/V0) * C

dC/dt = ( k * a * (V/V0) - m ) * C

V - численность зайцев, V0 – исходное количество зайцев

С - численность волков

a - доля зайцев, съедаемых в единицу времени.

b - коэффициент естественной рождаемости зайцев

d - коэффициент естественной смертности зайцев

m - коэффициент естественной смертности волков

k - доля съеденных зайцев, условно расходуемая на воспроизводство




Саурон вгляделся в экран и с уважением посмотрел на эльфа.

- Неплохо, молодой человек, совсем неплохо. Вот так, за пятнадцать минут вывести уравнение Лоттке-Вольтерра... Да. Все-таки чему-то вас там учат, в вашем Лориене. - Саурон помедлил, думая, что бы еще сказать. Он рассчитывал что задача займет Эльриона дольше и эффектная пауза бездарно пропадала.

- Ну да ладно. А теперь скажите мне, что изменится, если зайцы не будут умирать своей смертью.

- Так, сейчас. - Эльрион быстро поменял числа на экране.





- Система идет немного вразнос, но существенным образом ничего не изменяется.

- Правильно. А теперь сделай бессмертными волков.

- Тут и считать не надо. Волки рано или поздно съедят всех зайцев.

- Вот именно. Все, что осталось понять, это тот факт, что эльфы, как разумные существа, находятся на вершине пищевой пирамиды. Они играют роль хищников в экосистеме Cредиземья. И рано или поздно наш мир обречен превратиться в выжженную солнцем пустыню, по которой ходят голодные бессмертные эльфы, щелкая зубами и нехорошо поглядывая друг на друга.

Того, кто придумал и создал эльфов бессмертными, следовало бы назвать полным идиотом и обалдуем, матерью которого не была Мудрость, если бы он по странной прихоти судьбы не являлся Творцом Мира. С творца и спрос другой. Трудно ли быть богом, спросите вы ? Очень просто. Главное - быть абсолютно уверенным в собственной правоте и непогрешимости. Для бога-творца не существует сомнений. То, что сделано – сделано правильно, даже если это глупость и несуразица. Остальное – мелочи. Бессмертие там, способность творить нечто из ничего – это многие могут. Но когда бог начинает переделывать однажды созданное, это уже означает сомнение. И тогда он перестает быть богом. Это все равно что генерала разжаловать в прапорщики – никто на это не добровольно не пойдет. А стало быть, проблему эльфов надо было решать по-иному. Были предложены три варианта. По первому предполагалось эльфов поселить где-нибудь поближе к Валарам, и следить чтобы они не размножались. Это была идея Иаванны. Второй план предложил Мелькор. По нему необходима была постоянная, непрекращающаяся война с эльфами. Тогда можно было бы уравнять смертность и рождаемость. Третий план изобрел сам Эру Илюватар. Как всегда гениальный. Эльфы плодятся довольно медленно, так что до того момента как им станет нехватать пищи и жизненного пространства пройдет еще много времени. Не дожидаясь этого надо просто уничтожить мир и дело с концом. Поскольку Валар все из себя вполне самодостаточные боги, к исполнению были приняты сразу три способа. Так была на долгие века предопределена история Средиземья. Мелькор воевал с эльфами, старательно соблюдая вычисленные из уравнения Лотке-Вольтерры оптимальные периоды, Иаванна привлекала эльфов в Валинор, а Эру не торопясь готовил конец света.

Неудачу потерпели все трое. Валинор пришлось спрятать от тех же эльфов, Мелькору надоели постоянные войны и он ушел на покой, а Эру доигрался с законами природы и потерял-таки статус бога. Надо сказать – вполне заслуженно.

- Он попробовал переделать эльфов ?

- Зачем же ? Нет, Он что-то там перемудрил то ли с торсионными полями, то ли с микролептонными взаимодействиями. До сих пор непонятно то ли они есть, то ли их нет. Уже когда он создавал кванты, у многих зародились нехорошие подозрения.


Очередная история, рассказанная Сауроном на ночь, имела успех. Тролль тяжело ворочался у себя в палатке, раскладывая по полочкам новую информацию; хоббит и орк о чем-то бурно шептались, прерывая разговор взрывами сдавленного хихиканья, а Эльрион решил перед сном пойти посмотреть на звезды.

В минуты душевного кризиса люди идут к морю или реке. Гномы под землю. Орки в горы. А эльфам никуда идти не нужно. Их стихия – бездонное звездное небо, бесконечное, как сама жизнь, и кажущееся близким, как кажется близкой сама смерть. Сверху на Эльриона смотрели бессчетные огненные шары, каждый из которых, как он знал, был больше всего здешнего мира, но отсюда казался лишь крошечной пылинкой среди черноты. Эльф подумал тогда, что если каждое из этих солнц – это такой же мир, как и его, то наверное Валар знают эти миры, бывали там, и мудрость их от этого возросла неимоверно. И Эльриону вдруг захотелось побывать на какой-нибудь из далеких планет, посмотреть на чужой, странный мир, познакомиться с живущими там инопланетными эльфами или орками.

Когда Эльрион вернулся в лагерь, костер уже потух. Возле него угадывался темный силуэт Саурона.

- Я ждал тебя. Мне надо предупредить. Только не задавай никаких вопросов. Скоро наши пути разойдутся, так что поспеши с учением. Постарайся освоить хоть что-нибудь, тебе это потом пригодится. И помни: главное я скажу тебе после расставания.


Ответ Гэндальфа

Вот что Дигли получил в ответ на свое письмо в Лориен :


Return-path: <gandalf@lorien.edu>

MIME-Version: 1.0

Subject: Re: Что делать ?

From: <gandalf@lorien.edu >

To: <Digli_17@moriamail.net>



Дорогой Дигли !

На первый твой вопрос я отвечу : не ищи логику там, где ты ее не клал. Все что с вами происходит сейчас – это уже не та реальность, к которой ты привык. Теперь это часть героического эпоса будущего. Сага, если угодно. Ты к такому не привык, но мне это, поверь, не в первый раз. Как известно, логика в поведении эпических персонажей отсутствует. Именно поэтому мы поступили наиболее естественным образом, то есть максимально нелогично. Вот вся ваша компания разом оказалась в окружении самых настоящих чудес. И вы получили огромное преимущество перед похитителями Кольца, кто бы они ни были. Ведь в сагах добро всегда побеждает.


На твой второй вопрос я отвечу : нет, зубровку делают не из зубров. Зубры и без того достаточно редкие животные. Тот факт, что у тебя болит голова поутру, к зубрам тоже не имеет ни малейшего отношения.


Sincerely yours

Гэдальф.


PS : Остерегайся оказаться в положении второстепенного героя, который ждал главного, неизвестно что при этом делая, несколько месяцев, а то и лет.


- Интересно – подумал Дигли – что-то я не заметил никаких чудес. По счастью, родственники прислали ему немного денег – по гномьим понятиям. Здесь на эти средства можно было безбедно жить не меньше года. Именно этого Дигли теперь и опасался.

Край леса

Невероятно, но под руководством Саурона вся компания уже на второй день странствий к вечеру вывалилась из леса на опушку. Дальше были луга, за которыми явственно слышалось асфальтированное шоссе. То ли Саурон лучше других ориентировался в лесу, то ли прекратила свое действие какая-то неизвестная магия, то ли просто лес кончился сам собой. Но факт оставался фактом – перед ними лежал открытый путь к дальнейшим приключениям. Друзья решили переночевать на краю луга, лишь бы не в лесу – а то вдруг с утра они окажутся снова окруженными бескрайним зеленым морем, в котором нет ни ориентиров, ни направлений.

Весело потрескивал костер, жарились собранные Томом грибы, в стороне дожидались своей очереди два последних пакета с вином, и неоткрытые банки с тушенкой живописно дополняли пейзаж. Хоббит сосредоточенно занимался приготовлением пищи, Улг что-то читал – в сгущавшихся сумерках он мог свободно обходиться без темных очков, Грынд пытался привести в порядок свой ятаган, слегка зазубренный от ежедневного открывания консервов, а Эльрион демонстрировал своему учителю то самое заклинание, которое он старательно заучивал все свободное время.

- Llanfairpw... Llanfairpwll.... Llanfair... Интересно, что значит это слово... Что должно делать это заклинание ? Llan... Llan... Llanfairpwllgwyngyllgogerychwyrndrobwllllantysiliogogogoch! - выпалил эльф единым духом и победно посмотрел вокруг. То, что он увидел, сильно его озадачило. Говоря военным языком, они теперь находились в окружении. Вокруг лагеря стояли не менее трех десятков людей, явно недружелюбного вида. Участники путешествия были слишком заняты, чтобы смотреть по сторонам, и в первый момент Эльрион подумал, что это именно его заклинание вызвало на их голову толпу вооруженных людей.

- И как их теперь убрать ? - спросил он у Саурона.

- Кого ?

- Этих... с мечами и пиками.

Саурон критически осмотрел сцену разворачивающегося действия.

- Так кто ж его знает – заявил он. - кто их прислал, тот пусть и убирает.

- Так это не заклинание ?

- Какое заклинание ?

- Ну это... Llanfairpwllgwyngyllgogerychwyrndrobwllllantysiliogogogoch – уже уверенно выговорил Эльрион.

- Это вообще не заклинание.

- А что ?

- Так... Название одного местечка... на севере. Просто хорошее упражнение для развития устной речи...

От кольца безмолвно стоявших воинов отделился малорослый шкет и развязной походкой направился к костру.

- Эй, дядя ! Закурить не найдется ?

- А кто вы, собственно, такие ? - осведомился тролль, отрываясь от чтения, и подвигаясь поближе к своей дубине.

Шкет напыжился и гордо произнес :

- Его Величества королевские гопники. Короче, скидавайте часы, выворачивайте карманы, а сумочки мы, так и быть, сами заберем.

- А теперь скажи lumos – скомандовал Саурон, поднимаясь.

Эльрион увидел в своих руках кусок деревяшки и произнес заклинание. Все остальное произошло как-то очень быстро. Искатели Кольца вскочили, схватились за оружие и дружно врезались в ряды нападавших, прорывая окружение. Те не ожидали, что потенциальные жертвы нападут первыми, и оказались не готовы. Первых трех гопников срубили сразу же, потом подбежал Эльрион с пылающим клинком и сходу развалил на части еще одного. Еще один вражеский воин получил в горло кухонный нож, удивительно метко кинутый Томом. В радиусе пяти шагов нападавших больше не было. И тут эффект внезапности закончился. Разбойники перегруппировались и выставили вперед копейщиков. Короткая команда – и из задних рядов полетели камни и дротики. Друзья отступили, образовав кольцо. Долго бы им не продержаться, если бы не Саурон. Он взмахнул руками и произнес нечто странное, длинное и заковыристое. Это нечто оказалось на поверку заклинанием. С восторгом и ужасом Эльрион увидел, что брошенные в них камни летят медленно, словно с трудом раздвигая густой и прозрачный воздух. Нападавшие почти не двигались с мест.

- А теперь быстрее ! - закричал Саурон – Этого хватит на полминуты, не больше.

Эльрион нырнул вперед и вниз, под выставленные копья, и одним ударом срезал почти все древки. Вторым выпадом в перекате он подсек одного копейщика под колени и еще успел удивиться, как медленно валится тело. Потом он вскочил, больно ударился головой о нависавшие над ним древки копий, снова присел, и увидел, что его друзья уже впереди. Тролль с дубиной работал как крестьянин, обмолачивающий зерно, размеренными движениями опуская свое орудие на головы врагов. Орк рубил направо и налево кривым ятаганом, а Том поражал врагов с двух рук двумя шампурами. Вид у всех при этом был немного обалделый. Эльрион прошелся своим оружием по толпе нападавших, сильно сократив их число, развернулся для нового захода и тут заклинание потеряло силу. Все зависшие в воздухе предметы вдруг ожили и разом взлетели, упали, ударили, развернулись или развалились на части, смотря по тому, что предписывали им законы физики. Обнаружив противника в самой середине своих рядов, а сами ряды разрозненными и сильно поредевшими, королевские гопники бросились спасать свои шкуры.

За ними никто не побежал. Победители предпочли вернуться к костру и начать быстро собирать свои пожитки. Несмотря на сравнительно легкую победу, врагов все еще оставалось слишком много. Все шансы были за то, что придя в себя и остановившись, они решат повторить нападение. К тому же меч Эльриона погас, и главное - нигде не было видно Саурона.

Через несколько минут Грынд подозвал друзей к погасшему костру. На бревне лежал плащ Саурона, приколотый маленьким, почти перочинного формата, клинком. Такой мог бы носить тот самый шкет, который первым подошел к лагерю. Эльрион выдернул кинжал и развернул плащ. Внутри, как и следовало ожидать, ничего не было. Кроме бумажки, которую увидел орк и поднял. Бумажка оказалась запиской. Там значилось :

“Постарайтесь встретить Тома.”

Второстепенный герой

- Я ему покажу второстепенного героя ! - неистовствовал Дигли - Я сам себе режиссер, постановщик и директор картины ! У меня свое приключение. У меня. Свое. Оригинальное. Видение. Мира. Уф.

Деревянный манекен, на котором Дигли пробовал свой топор, был повержен в прах. Глубокие шрамы покрывали его кряжистое туловище, руки и ноги, сделанные из веток, были отрублены напрочь. Дигли удовлетворенно осмотрел место побоища, вытер пот со лба и сел на скамеечку ждать деда Хуана.

В самом начале их знакомства имя оркского Учителя боевых искусств показалось гному несколько странным. Вроде бы так звали одного персонажа старинных легенд. Совсем даже не орка. Но новые друзья из тренажерного зала объяснили незадачливому гному, что все в порядке. Оказалось что эльфы часто давали своим собакам оркские имена, и Дигли даже рассказали бородатый анекдот про собаку Мелькора, которую зовут Моргот. Впоследствии Дигли много думал, много говорил с дедом Хуаном, еще больше думал, и понял единственно только то, что он не понимает ничего совсем.

Худощавый, субтильный дед Хуан считался тут величайшим мастером и знатоком всех видов боя. Вот уже две недели Дигли его знал, и ни разу не видел, как говорится, в действии. От любых предложений что-нибудь показать, или научить, или просто выйти помахать оружием, дед Хуан отмазывался с исключительным артистизмом. Зато потом он начинал учить, и Дигли, хоть был вторым в школе на топорах, тихо млел, слушая наставления Хуана. Его речи были туманны, но оказывали поистине гипнотическое действие. Слушатели вместе с дедом уносились в своем воображении в дальние страны, участвовали в великих битвах древности, и видели былинных героев, сражающихся друг с другом.

Вот и сейчас он вошел в зал, вернее скользнул как тень, легко, несмотря на свои сто с лишним лет, низенький орк с зеленоватой морщинистой кожей, огромной головой и большими заостренными ушами. Своими движениями он скорее напоминал марионетку, но всегда умудрялся оказаться в нужном месте в нужное время. Особенно когда в этом месте в это время наливали пиво.

Дед Хуан критически осмотрел истерзанный манекен и хмыкнул. Жестом пригласил всех сесть на пол. Ученики поклонились Учителю и занятие началось.

- Вот ты, Дигли, победил бессмысленную деревяшку и думаешь что молодец. А ведь противник твой не деревяшка, он ждать не будет. Сегодня он здесь, завтра там. А ты привык с деревяшками воевать, так и будешь стоять со своим топором, ждать пока противник соизволит постоять минутку-другую. Что ты предполагаешь в таком случае делать, а Дигли ?

- Я не буду стоять.

- А что будешь делать ?

- Нападать - гордо заявил гном.

- На кого нападать ?

- На врага, конечно.

- А как ты, Дигли, узнаешь что он враг ? Думаешь, на лбу у него написано «враг» ? Думаешь он с плакатом ходить будет что он враг ? Пока он не нападет, ты и не узнаешь. А когда нападет - будет поздно. Запомни, Дигли, воин должен быть невидим для врага. Враг будет ходить туда, сюда, и все думать - где Дигли ? Куда делся ? - дед Хуан немного походил по залу, наглядно показывая, как именно одураченный враг будет искать Дигли. - А пока он будет тебя искать, ты его натуру и распознаешь. Все ! Сегодня учимся быть невидимыми.

Урока невидимости гном так и не понял. Они сначала ходили по залу, потом приседали в разнообразных позах, потом Хуан заявил что он невидим, и потребовал чтобы все остальные следовали его примеру. Что надо было делать, так и осталось неясным, хотя Дигли изо всех сил старался повторять все движения Учителя. А тот иногда ругал, иногда хвалил, но так и не внес ясности в тему урока. Самое печальное было то, что именно таким образом проходили все уроки с дедом Хуаном. Время шло, а своего собственного приключения у Дигли так и не вырисовывалось. Гном нервничал и переживал. Ему не хотелось быть второстепенным героем.

Со своей стороны дед Хуан весьма сочувствовал Дигли. Успокаивал, обнадеживал. Обещал научить всему, что должен знать настоящий, первостепенный герой. И даже иногда забывал взять деньги за обучение. А на следующем занятии неизменно вспоминал, что в прошлый раз забыл.

Материальные вопросы Дигли мало волновали - богатый гном мог скупить половину Мордора и еще немного осталось бы на то чтобы обмыть покупку. Его даже не особенно раздражала манера местных жителей тянуть из него средства. Гораздо важнее для Дигли была великая цель, к которой он случайно прикоснулся и теперь так же случайно оказался в стороне.

Пойти в ученики к деду Хуану его заставило именно это чувство. А дед Хуан на обещания не скупился. На каждом занятии он рассказывал о героях древности, и определенно намекал, что тренировки с ним, дедом Хуаном, непременно позволят стать в ряду великих. Как же иначе, ведь он следует традиции, передаваемой из поколения в поколение. А у истоков этой традиции стоят не какие-нибудь вшивые пассионарии, а те самые великие герои древности, о которых он, дед Хуан, тут так много рассказывал.

Дигли дождался когда ученики разойдутся по домам и подошел к деду Хуану, уже изрядно приложившемуся к жбану с пивом. После нескольких незначащих вопросов, целью которых было скрыть смущение, Дигли поделился своей проблемой с Учителем.

- Хо-хо, молодой человек ! - вскричал Хуан - садись поудобнее, налей пива... мне... и слушай в оба уха. Что самое сложное в этой жизни ? Нет, ты не знаешь, что в жизни самое сложное. Так вот слушай. Ты думаешь что самое сложное это стать героем ? Победить дракона ? Выиграть приз на радио ? Ничего подобного. Слушай внимательно. Самое сложное в жизни - это быть обыкновенным. Не выделяться ничем. Вести скромную непримечательную жизнь. Ты слушал меня ? Теперь ты знаешь. Иди. Твоя проблема более не существует. Пива подлей. Мне.

Дигли подлил пива в стаканы и подумал, что для деда Хуана быть ничем не примечательным - действительно сложная задача. Практически невыполнимая.

Продолжение следует