Кафедра земли и неподземных вод

Отчет о водном походе по рекам
Держа и Волга

(Тверская обл., 200км, 1 к/с, 2001г)

cовершенном 27.04-9.05.2001 группой в составе:
1-4. Дещеревские: Леша, Олег (10),
Оля (12), Наумченко Ксюша (11)
Таймень-3
5-6. Никольский Саша (автор "Записок водоплавающего спелеолога"),
Лагуткина Аня
Таймень-2
7-9. Уголев Володя (автор "Записок о ловле ... на реке Держа"),
Тихонов Вася, Тарарухина Надя
Таймень-3

Маршрут похода: Пущино - Бутово - Селяево (Княжьи Горы) - Погорелое Городище - Сновидово - устье р.Держи - Щапова гора - Старица - Толпино - Тверь - Москва - Серпухов - Пущино

Содержание отчета (А.Дещеревский, при участии А.Никольского и В.Уголева):

1. Характеристика реки
2. Дневник похода

  • 2.1. Подготовка и заброска
  • 2.2. День первый. Жаль, что мы не взяли с собой бензопилу
  • 2.3. День второй. Николо-Пустынь - устье Сукромли
  • 2.4. День третий. Устье Сукромли - устье Синей
  • 2.5. День четвертый. Устье Синей - каменоломни в Сновидово
  • 2.6. День шестой. Сновидово - мост перед деревней Мозгово
  • 2.7. День седьмой. По Волге до Щаповой горы
  • 2.8. День восьмой. Щапово - Толпино
  • 2.9. День девятый. Толпинские пещеры - Якшино
  • 2.10. День десятый. Якшино-развалины Хвастово
  • 2.11. День последний. Развалины Хвастово - Тверь - Москва - Пущино

  • 3. Финансы и транспорт (пущинская группа)
    4. Заметки о ловле рыбы и диких зверей на реке Держа (В.Уголев)

    1. ХАРАКТЕРИСТИКА РЕКИ

    Держа интересна прежде всего тем, что она весьма нетипична для Подмосковья. В верхнем течении - от Селяево до моста ж/д - Держа похожа на обычную лесную речку. Множество бобровых тропинок, глухие (хотя преимущественно, лиственные) леса, партизанские стоянки (самая крупная база была где-то на Сукромле)... При длине участка около 40км падение реки приближается к 20м (уклон - 0.5м/км, все расстояния и уклоны измерены по 1-км карте, найденной на сайте у Антона Крупенникова). В мае воды здесь вполне достаточно для сплава, но первые три-четыре километра изобилуют лесными завалами. Гораздо логичнее поэтому начать маршрут не от Селяево (где, кстати, нет удобного места для стапеля), а от необозначенного на картах автомобильного моста, находящегося в 1-2км к СЗ от Николо-Пустыни. По нашим оценкам, река здесь вполне проходима даже летом (разумеется, не слишком засушливым), а подъехать к мосту можно, например, по дороге Княжьи Горы - Селяево - Николо-Пустынь.

    Нижняя часть Держи абсолютно не похожа на первую половину. Спускаясь в глубокий каньон Волги, Держа прорезает так называемый Старицкий известняковый пласт. Поэтому ее долина местами (особенно ближе к устью) напоминает горное ущелье с многометровыми скальными обрывами, а в русле часты средние и даже довольно крупные камни, в которые кое-где бьет весьма живая струя. Средний уклон Держи на участке от моста ж/д до устья близок к 1.2м/км (50м/40км). От моста М9 до устья у нас получилось 27км (чуть больше, чем у Димы Шварца), при перепаде высот 35-40м, т.е. уклон опять порядка 1.3м/км. Причем, это именно средние цифры, - понятно, что на отдельных участках уклон еще больше. Однако, чтобы сплав был действительно спортивным (а не бесконечной проводкой от одного переката к другому) необходимо попасть на Держу в высокую воду. Как показал наш опыт, даже на майские праздники воды в Держе может быть маловато (уровень близок к летнему).

    Лес на Держе есть почти везде, но выше ж/д моста он, в основном, лиственный. Елки иногда появляются вдали от воды, однако более-менее удобную стоянку мы встретили лишь однажды, на правом берегу, около обозначенной на карте излучины в 1.5-2км выше устья Сукромли. Здесь вполне можно поставить уединенный и уютный лагерь, где есть все, что нужно, начиная с хороших дров и чистого ручейка, и кончая всевозможными лесными достопримечательностями.

    Второй более-менее обширный хвойный массив есть на левом берегу Держи в 2-3км выше моста ж/д, однако лес там расположен на довольно крутом склоне.

    Ниже Погорелого Городища хвойные леса встречаются чаще, и хорошую стоянку найти легче. Но и здесь удобные для лагеря места чередуются с неприятными. Так, чтобы встать вблизи пещер, нам пришлось жить на поляне с крапивой, а дрова (несмотря на наличие отдельных елок) применять, в основном, лиственные.

    Несомненный плюс Держи - почти полное отсутствие населенки, за исключением довольно длинного неприятного участка в районе Погорелого Городища. Здесь в русле есть не только камни, но и всевозможный железный хлам (включая торчащие из дна вилы), и шансы прорвать даже хорошо проклееную байдарку вполне реальны.

    Минус речки - не очень удобная выброска с маршрута. Из Мозгово (левый берег Держи в 2км от ее устья), вроде, ходит автобус в Зубцов, однако оттуда тоже не так-то просто уехать. Поэтому логичнее продолжить сплав сначала по Держе (кстати, ниже моста есть еще пара едва ли не самых сильных на Держе шивер-перекатов), а затем и по Волге до г.Старица, осмотрев по дороге знаменитые старицкие пещеры. Старица связана с Тверью регулярным автобусным сообщением. Правда, в воскресенье вечером можно столкнуться с полным отсутствием билетов, поэтому отъезд лучше планировать на рабочий день. При хорошей погоде сплав по Волге до г.Старица займет около 6 ходовых часов, не считая остановок на обед и привалов для осмотра пещер.

    2. ДНЕВНИК ПОХОДА

    (А Дещеревский, А.Никольский)

    2.1. Подготовка и заброска (А.Дещеревский)

    Не буду рассказывать о приключениях, которые мы пережили в день отъезда. Тем, кто хоть раз пытался приехать (или уехать) из нашего Пущино, все ясно без слов. Тем же, кто здесь еще не был, все равно никогда не понять этих издевательских историй с постоянно меняющимся автобусным расписанием, отмененными рейсами и судорожными сборами к предыдущему "льготному" автобусу, уходящему на два часа раньше запланированного момента. Почему именно льготному - просто эти рейсы у нас до сих пор выполняются старенькими ЛИАЗами с просторной задней площадкой, куда можно без проблем влезть с одной и даже двумя байдарками.

    Скажу только, что на нужную электричку мы все-таки успели! Выгрузившись в полшестого на ст.Бутово, мы сложили вещи у края дороги и сели ждать заказанную Сашей машину.

    Утром - за несколько часов до отъезда, во время последнего телефонного разговора, - Саша намекнул мне, что выезд может состояться не в семь-восемь вечера, как это предполагалось, а в шесть или даже в пять, и поэтому нам нужно появиться в точке встречи пораньше. Судорожно перекроив планы, мы сделали невозможное, и приехали-таки в Бутово вовремя, но все наши усилия оказались напрасны. Ни в пять, ни в шесть, ни даже в семь никто не появился. Что же могло случиться? Может, я что-то напутал, и нам нужно было высадиться в какой-нибудь Битце? Или сегодня просто не тот день, и нам надо было приезжать завтра? Терзаясь и мучаясь в догадках, что делать, если народ все-таки не появится (а может, у них просто сломалась машина?), мы провели в томительном ожидании почти три часа.

    Честно говоря, мне вовсе не следовало так переживать. Мне вообще вредно волноваться - я становлюсь от этого нервным и беспокойным. Дело в том, что Саша и Аня, втянувшие нас в эту авантюру с поездкой на Держу, не байдарочники, а спелеологи. А как известно, в пещере всегда ночь (или день - это кому как больше нравится), и поэтому время там идет не так, как наверху. Соответственно, обычная для туриста мысль о том, что на речку хорошо бы приехать до наступления темноты, им просто не могла прийти в голову... Наоборот, спелеологи относятся к дневному свету примерно так же, как черт к ладану. Поэтому они всеми правдами и неправдами старались оттянуть момент отъезда, в чем и преуспели.

    Вопреки ожиданиям Ксюши (она уже хотела ехать домой), в девятом часу вечера машина, ведомая Мишей по прозвищу Сусанин (ой, недаром его так прозвали!) все-таки появилась. К несчастью, Миша всю дорогу вел свою УАЗ-ку со скорость 120 км/час (накануне Саша уверял, что больше 50 она не потянет). Поэтому ближе к Шаховской над нами опять нависла угроза приехать на речку засветло. Только благодаря стараниям Саши, неуклонно отвлекавшего водителя разговором, и Ани, в критический момент подсунувшей штурману фляжку с каким-то подозрительным напитком, самого страшного удалось избежать. Нужный поворот к Княжьим Горам мы проскочили, а когда вернулись, то в свете фар на обочине можно было различить только зеленые кошачьи глаза, искрами разбегающиеся в стороны по полотну заброшенной узкоколейки.

    Поздно вечером мы выгрузились в каком-то топком болоте с густыми непроходимыми кустами и комарами, но без речки, леса и дров. По словам Миши, это было единственное место в окрестностях Подмосковья, куда смогла проехать его машина. Чтобы мы по ошибке не ушли с болота в ближайший сосновый лес, Миша заботливо осветил нам единственно верный путь вращающейся фарой-прожектором, установленным на крыше его вездехода. Когда все вещи были аккуратно выгружены в какую-то лужу, а машина отбыла в неизвестном направлении, мы наконец начали понимать, какую ужасную ошибку только что совершили...

    Из Записок водоплавающего спелеолога... (А.Никольский)

    Первоначальным планом генерального штаба было предусмотрено пройти по реке Держе и вместе с нею впасть в Волгу. Однако жизнь внесла свои коррективы. Прежде всего, некоторые особо ретивые байдарочники объявили меня - меня!!! - организатором и вдохновителем этого похода. Я должен заявить свой суровый отлуп подобным проискам. Идея плыть куда-либо по водной глади не могла прийти в мою голову никаким способом. Я, большую часть года не нуждающийся даже в палатке, всегда смотрел на водников с легким недоумением - к чему тащить с собой на речку тяжелый предмет, в котором потом придется еще и плыть?

    Но жизнь, как всегда, внесла свои коррективы. Началось все с того, что Малышь купила байдарку. Сам по себе факт покупки байдарки меня не особенно взволновал - в квартире у нас мебели почти нет, поэтому с размещением покупки проблем возникнуть было не должно. Каково же было мое удивление, когда из кучи железных палочек (алюминий, как известно, самый легкий из железов) и свернутого тюка резины посреди комнаты образовалось нечто, слегка напоминающее броненосец. Нет, я не совсем сухопутно-пещерное существо. Я когда-то немного ходил по Волге на моторной лодке. Поэтому отсутствие у собранного агрегата мотора, а также места для его установки посеяло во мне подозрение, что грести придется вручную. (Подозрение это впоследствии оправдалось). Кроме того, в процессе сборки было точно выяснено, откуда растут руки у рабочих завода Салют. Не из плеч.

    Даже после устранения мелких дефектов изготовления с помощью кувалды, лома и других подручных средств плавсредство не годилось для эксплуатации. Так мне сказали все байдарочники, включая и Малыша. Требовалось проклеить шкуру толстым слоем резины. Добрые работники окрестных шиномонтажек одарили нас немалым количеством проколотых камер и наша квартира на две недели превратилась в свинарник. Почему эту резинку нельзя было приклеить на заводе, останется для меня навек тайной загадочного русского характера.

    На ранних этапах организации похода собралась огромная флотилия - 5 или 6 байдарок. До самого предпоследнего дня желающих все прибывало. Как вдруг в последний день все резко передумали. И из 6 байдарок осталось 4, а потом, уже в процессе сборки на реке - 3.

    Наконец наступил день заброски. И тут я начал постепенно ощущать разницу между водоплавающими туристами и спелеологическими. Так, к примеру, спелеолог, оставивший своего собрата под завалом, вернется к нему даже в случае неожиданного конца света. Если его пригласят на чай к английской королеве, он или не пойдет, или вернется после чая, пригласив с собой королеву. (Так вот, оказывается, чем они там занимались, пока мы просиживали штаны в Бутово! - прим. А.Д.). Соответственно, оставленный под завалом собрат знает об этом и не волнуется. Ему холодно, сыро, над ним тяжелые серые камни, но он знает - друг придет. Попьет чайку и придет.

    В то же время забыть дома еду, свет, спальники, видеокамеру, музыкальный центр с колонками, сто раз обещанную Большую Советскую Энциклопедию и прочие необходимые под землей предметы - это в порядке вещей и не вызывает негативной реакции окружающих. Со склеротиком делятся жизненно важным, ну а без остального как-то обходятся.

    В байдарочном походе все иначе. Мы опаздывали всего на какие-то 3 часа, и за это время Леша Дещеревский напряг как минимум 5 человек позвонить мне и сказать, что они нас ждут. Осознав, что все эти люди не станут передавать мои ответы Леше, на пятом позвонившем я выключил телефон. (Спелеолог сидел бы себе и ждал, тихо ругаясь).

    Но в целом, можно сказать, что заброска прошла в целом гладко, несмотря на некоторые сложности с поиском места.

    2.2. День первый. Жаль, что мы не взяли с собой бензопилу

    А.Никольский: На следующий день (28 апреля) нам предстояло отплыть, предварительно дождавшись Васю, Вову и еще загадочную девушку Надю. Не прошло и нескольких часов от условленного срока, как они появились. Но еще до их появления нами была осуществлена частичная сборка байдарок и ревизия наличной еды. Отсутствие каких-то несущественных продуктов питания вызвало поток красноречия и назидательности со стороны Леши. И тогда я понял - у байдарочников все наоборот. Если они договариваются о встрече, никто не считает себя обязанным соблюдать договор. Но если уж поход волею судьбы состоялся, то каждая мелочь должна быть на своем месте. Иначе река - не река, поход - не поход и вообще все не так.

    А.Дещеревский: И точно, скандал не заставил себя ждать. При приготовлении ужина выяснилось, что мы начисто забыли взять для молочной каши изюм!!!! Чистосердечно до глубины души возмущенный и потрясенный такой преступно халатной безответственностью, я уже хотел было объявить голодовку, и больше почти совсем ничего не есть до самого ужина, а то и вобще все бросить и уйти в магазин за изюмом, но меня вовремя отговорили. Оказывается, утром к нам должен приехать Вася Тихонов. По словам Саши Никольского, изюм Вася не ест вообще, зато он в одиночку плывет на двух байдарках сразу и в один присест сминает ящик тушенки.. Чтобы взглянуть на этого удивительного человека, я решил остаться. Тем более, что найти в темноте дорогу я все равно бы не смог, а под каждым кустом вокруг лагеря меня ждал опасный риск внезапно провалиться по колено в Держу, если она вдруг все-таки где-то здесь протекает.

    Утром выглянуло солнце, на деревьях зазеленели первые куцые листочки... Дети принесли откуда-то дрова и сварили еду. У самой палатки обнаружилось болотце с чистой водой, глубиной в метр, да еще и с течением. Не иначе, и правда - река! В общем, жизнь понемногу налаживалась. Если бы не эти проклятые байдарки! Их надо было собирать, причем сразу четыре штуки! В одной байде поплывем мы - четверо пущинцев. В другой, соответственно, Саша и Володя с Аней и Надей. Остальные две лодки, как я догадался, предназначались для ВАСИ.

    Около двенадцати Володя, Надя и Вася действительно приехали, после чего меня постигло первое разочарование. Как выяснилось, в одну из упаковок кто-то забыл положить шплинты. Поэтому плыть нам придется на трех лодках (лишнюю мы отнесли к Володе в машину, - он оставил ее на время похода в деревне). А Вася, лишившись второй байдарки, понемногу начал приобретать в моих глазах человеческие черты...

    В 16.00 сборы были, в основном, кончены, и мы двинулись в путь. На новеньком, только что проклеенном Т-22 шли Саша и Аня, на видавшем виды Т-33 - Володя, Вася и Надя. Наш Т-34 с экипажем отчаяных пущинцев тоже не отставал.

    Впрочем, "двинулись в путь" - это, пожалуй, сказано слишком громко. На каждом повороте нас ждал капитальный завал, а повороты следовали через каждые сто метров. В одном месте мы пробрались под верхушкой огромной зеленой елки, перегородившей всю реку, и обнаружили впереди совершенно очевидный тупик! Неужели тут карст, и вода уходит под землю? Оказывается, река здесь делает крутой, на 180 градусов, поворот, и возвращается обратно под ту же самую елку! Ее длинные ветки полностью укрыли песчаный мысок, вокруг которого изгибается русло, и создается полное впечатление, что река действительно кончается!

    Еще в этот день проишлось обнести непонятную плотинку. В итоге за два часа прошли примерно два километра. Стартовав чуть ниже селяевского моста (500м от окраины деревни), мы остановились на ночевку около автомобильного брода севернее Николо-Пустыни, в сыром и грязном месте. Лес - лиственный, береза да осина. На левом берегу кое-где виднеются елки, но близко к воде они не подходят...

    2.3. День второй. Николо-Пустынь - устье Сукромли

    А.Дещеревский: Вода практически летняя - местами речку можно перейти вброд. Зато и тепло, как летом. Я искупался в Держе, дети тоже слегка окунулись. Взрослые смотрели с пониманием, но сами в воду не лезли.

    Утром (29.04) меня постигло еще одно разочарование. "Великий и Ужасный" В.Тихонов, как все нормальные люди, спокойно уплетал рисовую кашу с изюмом (изюм они, оказывается, все-таки взяли). Да и тушенку он накануне не ел банками, а сначала их открывал и выкладывал мясо в тарелку. Плюс плывет в обычной байдарке. Нет, начал подозревать я, здесь что-то не чисто. Видимо, от меня что-то скрывают. Впрочем, возвращаться все равно было уже поздно...

    После двух часов непрекращающейся разборки завалов, пройдя еще примерно два километра, мы неожиданно выскочили к капитальному железобетонному мосту через Держу. Судя по всему, дорога идет откуда-то из Николо-Пустыни в сторону Тупицино. Если начинать сплав по Держе с верховьев, то здесь - идеальное место для старта. Непроходимых завалов ниже по реке почти нет, а низкие мостки и заколы, как правило, проходятся без обносов. Удивительно только, что их так много: на участке от Безумово до Тупицыно - через каждые 50 метров! Им что, легче положить новый мостик, чем найти старый? Такие вот странные тут деревни...

    А.Никольский: Собрав байдарки, мы тронулись в путь. И вскоре мне стало ясно, что большой разницы между спелестологией и водным туризмом нет. Ибо поход по реке, если река эта называется Держа - это постепенное неторопливое разбирание завалов. В точности как и в каменоломне. Только завалы здесь несколько помягче. Состоят они в основном из дерева, которое легко пилится и рубится. Таким образом продвижение по реке значительно быстрее продвижения под землей. Но суть действия, повторю, одна и та же.

    Так, попилив, поплыв, порубив, попилив, поплыв, еще попилив, мы приплыли к месту первого нашего ночлега. Потом второго. Из особенностей, встретившихся нам на пути, отмечу невероятную страсть местного населения к ловле рыбы путем перегораживания реки забором. Или это остатки скотоводческого инстинкта? Не знаю, но заборы через речку попадались нам с занудной регулярностью. Застрявшей в щелях забора рыбы при этом не обнаруживалось, что говорит о недостаточной эффективности такой рыбалки.

    А.Дещеревский: А может быть, эти заколы вовсе не для рыбы, а от рыбы? Попросту говоря, местные очень боятся всякой водоплавающей дряни, и перегородили речку, чтобы она к ним из Волги не заходила? Ну, и для надежности поставили не один забор, а побольше, побольше... Или... Или это у них так задумано, чтобы помешать утечке мозгов? Впрочем, судя по названиям деревень, похоже, не очень-то помогает...

    2.4. День третий. Устье Сукромли - устье Синей

    А.Дещеревский: В 2-3км ниже Тупицино и до устья Сукромли - лучшие места для стоянки. Справа периодически к воде подходят елки. На речке много бобровых плотин, тропок, погрызов, но проплыть можно почти везде. Очень интересен правый берег, с многочисленными озерами, старицами и ручьями. На левом, возможно, не хуже, просто мы там не приставали. А ведь по первоначальному плану должны были зайти в Сукромлю и осмотреть партизанскую базу! Но за 6-часовой ходовой день накануне не удалось прорубиться даже до ее устья, заночевали в 2 км выше по течению. Придется отложить партизанскую базу до следующего похода...

    От места ночевки река резко меняется. Ширина увеличивается до 20-30 метров, течения почти нет, глубина - более, чем достаточна для байдарки. Фактически отсюда и до конца маршрута нет больше ни одного глухого завала.

    От устья Сукромли (30 минут хода от места ночевки) в реке появляется течение, часто попадаются островки с веселыми перекатами между ними. Воды заметно больше, но уровень все равно почти летний. От Сукромли до автомобильного моста в Новом мы дошли за час. Перед новым мостом есть еще старый, разрушенный, пришлось организовать небольшую проводку.

    Магазин работал, но хлеба и пряников не оказалось. Придется купить их в Погорелом. За полтора часа мы прошли Семеновское и Матюгино и встали обедать в 2-3 км выше Ивановского.

    От места обеда до ж/д моста шли 1.5 часа, потом еще два до а/д моста в Погорелом. Перекаты с довольно сильной струей чередуются с плесами, где вода почти стоит. Под ж/д мостом и ниже до самого поселка в русле много неприятного ржавого железа. Ближе к городу перекаты становятся злее, и перегруженная Васина байда сделала себе приличную дырку. Нашему детскому Тайменю полегче, но и у нас отстает проклейка под самым кильсоном, и тоже есть небольшая прореха от какого-то гвоздика. Саша и Аня, наглядевшись на наши страдания, где можно, проводят свою лодку пешком. И правильно, нечего дырявить совсем новую шкуру!

    А.Никольский: Среди интересных объектов на реке Держе надо отметить узкоколейный ж/д мост в с.Новое, уснащенный 30-сантиметровыми гвоздями. Один такой гвоздь мы потом использовали для причаливания байдарки. Второй, полноформатный мост стоит рядом с остатками старого, взорванного в войну, опоры которого сложены из известняка. Что наводит на размышления о каменоломнях. Вообще, весь поход был отчасти спровоцирован безответственным заявлением Юры Долотова о том, что на Держе есть каменоломни. Позже он сказал, что ошибся, но менять маршрут было уже поздно. На всякий случай было решено искать каменоломни, и буде таковые найдутся, то и залезть в оные. Удалось ли нам это - вы узнаете позже.

    Еще одной достопримечательностью явился магазин, в который мы по неопытности зашли пополнить запасы. Такого изысканного ассортимента я не видел нигде с 1991 года. Оцените джентльменский набор: водка, мыло и красный перец. Еще что-то по мелочи, вроде макарон и шоколадок, которые мы все-таки купили под недоуменным взглядом продавщицы, которую пришлось сперва найти и загнать на рабочее место. Видимо все, кто покупал что-то кроме водки, мыла и красного перца, рассматривались как эстеты и извращенцы.

    К концу второго дня в народе начался ропот. Запахло бунтом. Бывалый байдарочник Володя жаждал бурных вод, ревущих сороковых и прочих водяных опасностей, а Малышь сокрушалась, что потеряв время из-за завалов, мы не попадем ни в Старицу, ни на речку Сукромлю. И тут началось. На подходах к Погорелому Городищу река стала шире, завалы кончились, и начались водные препятствия в виде камней. К вящему удовольствию Володи и Васи в дно реки оказались вкопаны вилы. В итоге их байдарка получила-таки вожделенные повреждения, а капитан - моральное удовлетворение от бурной реки с порогами, водоворотами и прочими опасностями. Нашей байдарке в целом досталось меньше, поскольку она была меньше загружена. А остальные участники весь вечер и утро следующего дня провели за заклейкой дыр.

    2.5. День четвертый. Устье Синей - каменоломни в Сновидово

    А.Дещеревский: Благополучно купив в магазине недостающие хлеб и печенье, мы прошли устье Синей и остановились на ночевку (30.04-1.05) в 1км от устья, в первом же мало-мальски пригодном месте. Дырка в нашей (детской) байдарке оказалась несерьезной, и после затыкания ковриком практически не текла, а вот Васе и Володе пришлось клеиться и чиниться прямо на месте аварии, и в лагерь они пришли только к ужину.

    В устье Синей мы долго искали маляву от ребят, списавшихся с нами по интернету, но так и не обнаружили. Они, наверно, тоже долго и безуспешно искали нашу записку - мы обещались быть здесь двумя днями раньше.... Увы, в этот раз придется плыть порознь..

    Первого мая, несмотря на праздник, вышли только после обеда, где-то ближе к двум часам. Перед отплытием я опять окунулся и даже немного поплавал - благо, глубина реки позволяет. Около обозначенного на карте брода в 1.2км к югу от Пачурино встретили москвичей - Галю, Сашу и Вику Пановых . Кроме RZ-ки, у них в арсенале оказалась страшная, но не очень большая собака и небольшой мячик. Вечером они подплыли к нашему лагерю и даже провели с нами ночь, а утром двинулись дальше. Ну, а мы остались на дневку: способный к копанию народ отправился изучать найденные накануне пещеры, а Володя, Вася и Надя побрели к ближайшему населенному пункту, чтобы проводить Надю домой, а затем перегнать поближе оставленную в Селяево машину, на которой они завтра попытаются уехать домой...

    А вот как описывает последний (для них) сплавной день Саша:

    А.Никольский: Предпоследний день был ознаменован нахождением пещер! Дети Дещеревского наблюли с воды какую-то дырку в земле и флотилия остановилась . Дырка оказалась барсучьей норой, уходящей на несколько метров под известняковый карниз. В принципе ничто не мешает там быть каменоломне или пещере, поскольку барсуки еще не научились рыть известняк. Но узнать правду нам было не дано. В общем шуме, детском визге и одобрительных криках, сопровождавших раскопки, мне почудились нотки недовольства. Я попросил народ немного затихнуть и выяснил, что недовольство выражал хозяин норы - барсук. Он явно не хотел гостей. Прикинув длину когтей и зубов разъяренной зверюшки, мы сочли за лучшее извиниться и отвалить. Вторая барсучья нора, в нескольких десятках метрах от первой, оказалась бесхозной, но через пару метров закончилась. За наличие каменоломен или каких-то подземных полостей говорит к примеру то, что вход в каждую нору и выход из нее находятся на расстоянии примерно 2 метров друг от друга, как будто они ведут в один и тот же неширокий штрек.

    Как бы там ни было, мы поплыли дальше. На пути до следующей стоянки (последней в этом походе) детьми было обнаружено еще несколько дыр в берегу. На следующий день пещерные изыскания продолжились. Дещеревский обнаружил в соседнем овраге нечто вроде точильных рвов . В раскопанной части пещеры на расстоянии полуметра от поверхности была обнаружена солидная линза льда, из-за которой дальнейшие раскопки были прекращены.

    Что это были за дыры - сказать трудно. Район изобилует проявлениями карста, сталактиты растут прямо на поверхности, на выходах известняка. Много ручейков, вытекающих из середины склона оврага. Почему бы там не быть каменоломням, тем более что многие избы в деревнях, явно довоенной постройки, стоят на известняковых фундаментах. С другой стороны, по берегам Держи лежит такое количество высококачественного известняка, что можно было бы все деревенские дома построить из камня, даже не утруждая себя копанием. Спелестологическое исследование района затруднено тем, что в войну в тех местах проходила линия фронта. И воронки от бомб не всегда можно отличить с первого взгляда от карстовых. По этой же причине в районе очень много искусственных форм рельефа. Но это, как правило, не точильные рвы, а позиции пушек или окопы.

    Утром 3 мая, так и не попав ни в одну пещеру, мы начали процесс выброски. Совместными усилиями в жигули второй модели были всунуты 4 байдарки, 4 рюкзака и 4 человека. Стараниями Васи как водителя все это было благополучно доставлено в Москву. Так бесславно закончился поход водоплавающих спелеологов от Княжьих гор до Погорелого городища, происходивший весной 2001 года с 27 апреля по 3 мая.

    Продолжение

    Кафедра земли и неподземных вод